Добавить в избранное    Сделать стартовой   Обратная связь   Мобильная версия сайта
         


Войти | Регистрация
       
Главная
» Новости
» Новороссия
» Православие
» Казачество
» Политика
» Экуменизм
» Ювенальная юстиция
» Крестный ход
» Общество
» История
» Сетевая глобализация
» За царя!
» Армия и флот
» НАТО - нет!
» Здоровье
» Выживание
» Книги, фильмы
» Карта сайта
» Полезные сайты
» Юридические документы
Публикации
Публикации
Публикации
Публикации

   
   


Память народа - крупнейший в мире интернет–портал подлинных документов о Второй мировой войне


Под Державным Покровом Пречистой

Спрут. реж. Галина Царева

Святой батюшка Иона. Фильм 2 - Духовный отец

Святой батюшка Иона. Фильм 1 - Путь к Богу

Времена Донбасса. Сара Реджинелла. HD. РУССКИЙ ПЕРЕВОД

Автокефалия - за и против

Гении и Злодеи уходящей Эпохи

Новый мировой порядок и ювеналка в России

Oткуда идут деньги


материалы для канонизации А.В. Суворова
  Православие : Жизнеописание Архиепископа Брянского Антония (Михайловского; 1879 - 1976). Акафист.  
 

Мы неизвестны, но нас узнают  (2 Кор. 6, 9).


Истинный христианский философ, автор выдающе­гося труда в отечественном богословии, премного воз­любленный Господом и оклеветанный сатаной как ни один Святитель во все века, разрешивший переданный Святейшим Правительствующим Всероссийским Сино­дом на усмотрение Вселенского Собора церковный во­прос об имени Иисуса Христа, раскрывший тайну спа­сения, написавший совершенное руководство в делании молитвы Иисусовой и преподнесший в дар Пресвятой Богородице акафист Царице Небесной "Афонской Игумении", заканчивающий монашество - архиепископ Антоний Михайловский дан Самим Духом Святым как Вселенский Святитель и Учитель Церкви.

 

altЖизнь Владыки Антония следует рассматривать как предъизбрание его Богом от чрева матери и дарование ему Господом разума Божия для написания к славе свя­того имени Христова величайших Богомудрых сочине­ний, которые послужат для последних христиан совер­шенным руководством в деле их спасения.

 

Его Богомудрые писания по внушению темных сил искажались и издавались под чужими  именами.

 

Архиепископ Антоний жил в период великого отступ­ления от веры в Бога в Земле Русской. Он был жесто­чайшим образом гоним в годы богоборческой власти, которая пыталась уничтожить не только его, но и все сведения о нем, распространяя о величайшем Святителе самую изощренную клевету.

 

По этим причинам о его жизни сведений сохранилось мало.

 

Кроме того, Владыка не писал мемуаров, не вел днев­ника, а на вопросы духовных чад о его жизни отвечал: «Епископу не положено о себе рассказывать». Только иногда, в случае крайней необходимости или в качестве личного примера, кратко рассказывал или в письмах пи­сал о своей жизни.

 

Известно, что архиепископ Антоний, в миру Иоанн Ильич Михайловский, родом из благочестивой семьи псаломщика Орловской губернии. Родился он 23 августа (старого стиля, 5 сентября нового ст.) 1889 года, на отда­ние праздника Успения Пресвятой Богородицы, в Свя­том Граде Иерусалиме, куда его мать, будучи непразд­ной, совершила паломничество. Крестился он, как и Господь наш Иисус Христос, в водах Иорданских, а имя принял в честь Пророка, Предтечи и Крестителя Гос­подня Иоанна. И было сказано прозорливым старцем матери на крещении, что ее младенец будет великим подвижником и защитником Православия. Младенец же возрастал и укреплялся духом, исполняясь премудрости; и благодать Божия была на Нем (Лк. 2, 40).

 

С младенчества всем сердцем желал пострадать за Христа. Очень рано научился читать и, читая житие про­рока Исайи, которого перепилили деревянной пилой, он возгорелся душой так же пострадать и умереть мучениче­ски за имя Христово и молился со слезами, прося об этом. И увидел сон, где его пилили той же пилой, но не перепилили. Сон повторялся трижды, каждую ночь. Это был прообраз его будущей великомученической жизни. Как новорожденные младенцы, возлюбите чистое, словес­ное молоко, дабы от него возрасти вам во спасение: ибо вы вкусили, что благ Господь (1 Петр. 2, 2 — 3).

 

В детстве собирал иконочки мучеников и делал аль­бомы, составлял из них минею. Он как-то сказал своим духовным чадам: «Моя жизнь - сплошь мученическая, и ни разу я не зароптал, не усомнился в Промысле Божием о необходимости моих страданий». Переноси страдания, как добрый воин Христа (2 Тим. 2, 3).

 

Промышлением Божиим он восьми лет от роду чудным образом пришел в Козельскую Введенскую Оптину Пус­тынь, которая к тому времени приобрела всероссийскую славу. Там Господь даровал ему великого светильника, опытного наставника в лице скитоначальника и общего братского духовника обители преподобного Иосифа (Литовкина; 1837 — 1911), любимым занятием которого было делание Иисусовой молитвы, а неразлучной книгой -«Добротолюбие», что тот привил и своему ученику.

 

Старец Иосиф Оптинский учил: Начинать с молитвы Иисусовой, произносимой устно, непременно по четкам, в определенном количестве. Если и не достигнешь совершен­ства молитвы, то хорошо и то, если скончаешься на пу­ти к ней. Святитель Антоний в своем Богомудром пи­сании «О молитве Иисусовой» и напишет о том, как произносить эту молитву по четкам и в определенном количестве.

 

По благословению своего старца-наставника отрок Иоанн целый год жил в Иоанно-Предтеченском скиту Оптиной Пустыни в «хибарке» преподобного Амвросия (Гренкова; 1812 - 1891), а затем, как послушник скита, был направлен на учебу в Киев, куда его наставник в юности своей шел на Богомолье, но оставил его и при­шел в Оптину к старцам.

 

В Киеве подвизался в Златоверхо-Михайловском мо­настыре. Учился в Духовной Семинарии. Его родители жили бедно, каникулы проводил в качестве домашнего учителя у зажиточных товарищей и знакомых.

 

В 1901 году отрок Иоанн Михайловский, как послуш­ник Оптинских старцев и при их помощи, совершил па­ломничество на Святую Землю и, будучи в Иерусалиме, в память об этом сфотографировался. И когда Он был двенадцати лет, пришли они также по обычаю в Иеруса­лим на праздник (Лк., 2, 41).


Своих родителей, братьев и сестриц и прочих родных он не видел с 12 лет и до глубокой старости. И всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли ради имени Мое­го, получит во сто крат и наследует жизнь вечную (Мф. 19,29).

 

Уже тогда он очень скрытно и тайно занимался дела­нием молитвы Иисусовой, которую творил непрестанно всегда и везде. В своем Богомудром писании «О молитве Иисусовой» Владыка Антоний пишет: «Сам во всем, выше и ниже списанном, имел великую нужду, нуждаясь буквально во всяком слове, здесь помещенном в писан­ном».

 

С великим усердием он изучал Священное Писание и святоотеческую литературу об умном делании, почему в том же труде отмечает: «Отложив всякое личное мудро­вание, не имеющее подтверждения в Богодухновенных писаниях — Священном или в творениях святых отцов, опытом изведавших жизнь покаяния, всяко имех возжелах, дабы все хотящие прославить Бога истинно-разумно, шествуя по стопам Господа, и сие делать поже­лали бы деланием молитвы Иисусовой». Подвизаясь в постничестве, он не вкушал до семи дней.

 

В 1906 году, после окончании семинарии, Иоанн Ми­хайловский подал просьбу получить вид на женитьбу. Богатые родители его невесты Татьяны отказали бедно­му Иоанну. Тогда он пишет и издает свое первое Богомудрое сочинение «Половая похоть», в котором замеча­ет: «Каждому человеку — мужчине и женщине — лучше всего соблюсти чистоту для того, чтобы ничто не мешало отдать все свои силы на служение Богу». Это сочинение было издано в Москве маленькой брошюрой карманного формата.

 

Последнюю брань сатаны с ним в этот период времени Владыка Антоний описывает от второго лица в своем Бо­гомудром писании «О молитве Иисусовой»: «Диавол — сатана, сам обнаженный и зримый отовсюду, предстает молящемуся в аде сушу, и ад с ним, в виде страшном своем, и великом, и ужасном, с Иудою-предателем на коле­нях его. Молящийся и на сей раз молится, внимая молит­ве: он видит сатану, пришедша в пламени ада на едино­борство с ним, и не отвлекает ума от молитвы. И сатана видит, что подвизающийся не страшится его, а борется с ним молитвой, а в молитве сладчайшим именем Господа Христа, приходит в испуг, дрожание, колебание и истаи­вает, удаляется, исчезает, покинув бороться с молящимся, т.к. и его личная борьба — единоборство — оказалась ни­чтожной пред именем Божиим в устах подвижника». «Сердце очищено, следовательно, человек научился ис­полнять волю Божию, вполне всецело волю Божию по­знал, что исполнение воли Божией есть не словесное, а по подобию молитвы в сердце уже сердечное чувство — доб­родетель — дар от Бога великий и незаменимый, действуемая сердцем — Духом Святым».

 

В конце этого же года Иоанн Михайловский, избрав путь полного целомудрия, указанный Христом, прини­мает иночество. В день пострига его невеста Татьяна бы­ла на балу. От пламени свечи загорелось ее платье, и она сгорела.

 

В светлую память своей невесты, и утешение скорби ее родителей, инок Антоний пишет свое второе Богомудрое сочинение «День за днем», которое, не указывая своего авторства, издает небольшим тиражам в Санкт-Петербурге в 1909 году.

 

«Каждое утро я читаю книгу, которую ты мне подари­ла семь лет назад, «День за днем», и очень ее люблю, на­хожу много слов утешения», — так писала святая царица Александра Феодоровна 24 ноября 1917 года Анне Выру­бовой (Танеевой) из заключения в Тобольске.

 

Книга написана в виде дневника-размышления право­славного священника на каждый день года при чтении Священного Писания. На 23 октября читаем: «Начиная жизнь, мы не знаем, к чему она предназначена; но каждый юноша одарен какими-нибудь способностями, и он дол­жен развивать их всеми силами, чтобы быть готовым ис­полнить свое назначение, когда он будет нужен Господу.


Одна молодая девушка молилась ежедневно, чтобы Господь готовил ее к тому, что ожидает ее в жизни. Очень часто наши способности пропадают без пользы для других и для нас самих, потому что мы по небрежно­сти не развили их. Мы должны бы упражняться посто­янно в своем даровании. И в свое время Господь ясно укажет нам применение наших сил»1.

 

В начале XXI в. эта книга по внушению темных сил была искажена и неоднократно переиздана.

 

В 1908 году инок Антоний, видя свое призвание к фи­лософии и богословию, поступает вольнослушателем в Императорскую Киевскую Духовную Академию.

 

«Однажды в Оптиной Пустыне на общем благослове­нии у преподобного Иосифа кто-то выразил сожаление по поводу того, что один из послушников скита посту­пил в академию:

 

—Видимо, батюшка, труднее всего быть монахом!

 

—Нет, — ответил старец, — хорошим епископом быть еще труднее, и такие епископы нужны особенно теперь. А жизнь в скиту для него не пропала: она принесет ему большую пользу»2.

 

Таково было пророчество старца Иосифа Оптинского о святительском служении послушника скита инока Ан­тония Михайловского.

 

В годы учебы он трудился в издательстве в качестве цензора, принимал участие в издании* духовных книг и журналов. Акафист Матери Божией «Избавительница от горя, бед и погибели спасающая нас бедствующих» под­писан архиепископом Антонием: «Противоречия догма­там нет: после правила можно прочитывать. Цензор АЕАнтоний».

 

Инок Антоний в течение шести лет изучает «на осно­вании Священного Писания и творений святоотеческих православное учение о личном спасении, т. е. о том, в

 

каком смысле и каким путем человек, каждая данная личность получает причастие истинной, вечной жизни».

 

В своей речи перед защитой магистерской диссерта­ции он говорит: «К вопросу о личном спасении я при­ступил на первых порах с интересом чисто теоретиче­ским. Мне хотелось выяснить себе вопрос этот просто, как темный, запутанный пункт вероучения, трудно под­дающийся определению. Как точнее выразить наше уче­ние о спасении? Что православному нельзя говорить так, как говорят католики, — это известно, — что ему еще ме­нее можно говорить так, как говорят протестанты, это тоже выше всякого сомнения, — но как он должен гово­рить?

 

Чтобы дать себе отчет в этом, я стал читать творения святых отцов Церкви. Читал я их не только потому, что понимал их, так сказать, канонический авторитет, не только в качестве обязательного для всякого христиани­на церковного предания. Моя мысль была несколько иная: я искал в творениях св. отцов описания и разъяс­нения жизни по Христу, или истинной, должной жизни, т. е. того именно явления в объективном мире, которое хотят дедуктивно вывести и определить отвлеченные формулы догматики. Я хотел уяснить себе взгляды отцов на жизнь человека, чтобы из этого объективного основа­ния потом проверить и теоретическое учение и дать ему более соответствующее объяснение».

 

Один из рецензентов и отметил, что «таковому объяс­нению посвящены дальнейшие главы диссертации, ос­нованные на непосредственном и внимательном перечи­тывании автором святоотеческих творений в продолже­ние целых шести лет, как в русском переводе, так неред­ко и по греческому подлиннику.

 

Насколько в самом исследовании обнаружена начи­танность в отцах, настолько по введению можно видеть, что автор с большой тщательностью изучал литературу инославную, как современную, так и средневековых бо­гословов, а равно и символические книги и соборные постановления. Обладая замечательно тонким логиче-


ским и психологическим анализом, автор со всею оче­видностью раскрывает читателю глаза на ту сорную при­месь, которую внесла латинская схоластика в христиан­ство, заимствовав ее из идей классического мира, имен­но из римского права».

 

В конце рецензии отмечено: «Таким образом, и доброделание и вера суть необходимые условия или средства спасения. Эту простую, но не достаточно ясную саму по себе мысль православных учебников, автор раскрыл во всей ее психологической правде, причем не только свои выводы, но и самое описание переживаемых христиани­ном настроений изложены словами отцов. Ввиду указан­ных свойств и достоинств сочинения мы признаем его выдающимся трудом в отечественном богословии, кото­рому суждено занять очень почетное место в истории рас­крытия важнейшего предмета духовной жизни».

 

altОкончив академию со степенью магистра богословия, инок Антоний Михайловский отдельной книгой издает основную, четвертую, главу своей диссертации «Спасе­ние», а речь перед защитой ставит «Вместо предисло­вия», дополнив его «Вопросом о личном спасении».

 

Его магистерская диссертация спустя несколько деся­тилетий по внушению темных сил была искажена и издана под чужим именем, а затем неоднократно пере­издавалась.

 

В 1914 году, вскоре после учебы, началась Первая ми­ровая война, и он добровольно «пошел страдать с наро­дом в действующей армии». За боевые заслуги был про­изведен в офицеры и пожалован чином поручика. Со­стоял при генерал-майоре от инфантерии Лебединском А.Е. в качестве адъютанта.

 

Коноводом у него был бывший семинарист, которого за революционные взгляды исключили из семинарии. За нечищеную лошадь приходилось делать ему замечания, а он от обиды плакал. После революции, придя к власти, он мстил Владыке Антонию.

 

За военные подвиги поручик Михайловский был награжден Российским Императорским золотым ор­деном Святого Равноапостольного князя Владимира с мечами и бантом, который давал потомственное дво­рянство.

 

Владыка вспоминал о войне, что, возвращаясь из боя, он снимал с себя папаху и когда встряхивал ее, то на пол сыпались пули. В одном из боев его тяжело ранили в шею, была перебита мышца, и голова не держалась. По­мощью Божией рана зажила, но по состоянию здоровья вынужден был уйти в отставку.

 

Затем служил миссионером в Китае, Турции, Ру­мынии, Прибалтике. Языки этих государств знал в со­вершенстве, что было явным дарованием Божиим за его усердие в делании Иисусовой молитвы. После миссионерских путешествий отдыхал в своей любимой «хибарке» в Оптиной Пустыни, которую называл «моя Оптина».

 

Однажды в Турции, среди гор, на миссионеров напал вооруженный отряд турков. Все были убиты, а он бро­сился от погони в пропасть и чудом остался жив, повис­нув на ветке дерева. Вернувшись к своим, от усталости уснул и во сне увидел святую, которая сказала, что Бог сохранил ему жизнь по ее молитве.

 

В Оптиной, при входе в скит, ему навстречу вышел святой преподобный Нектарий (Тихонов; 1853 — 1928) с образом равноапостольной Нины, просветительницы Грузии, и в ней он узнал свою спасительницу. Ее икону он хранил как одну из самых дорогих.

 

После большевистского переворота в России он по благословению Святителя Тихона, Патриарха Москов­ского и всея Руси, назвав себя именем известного рево­люционного военачальника (Фрунзе), вошел в ставку Ленина и сопровождал его в поезде. Часто общаясь с ним и узнав планы богоборческой власти, он пытался их изменить, а затем незамеченным ушел и обо всем доложил Его Свя­тейшеству.

 

За этот подвиг Владыку богоборцы в безсильной злобе, оклевещут и назовут тай­ным агентом Ленина, самозванцем и провокатором.

 

Он имел и другие ответственные поручения от свято­го Патриарха Тихона. Однажды по благословению Его Святейшества надо было ехать в один губернский город на диспут с обновленцами, но по дороге его арестовали и задержали на две недели. По освобождении он приехал в этот город и узнал, что всех верных православных хри­стиан на этом диспуте арестовали и расстреляли. Эту ис­торию из своей жизни Владыка приводил как живой пример Божьего Промысла.

 

Затем миссионерствовал по всей России. Благодатью Божией обращал многих из сектантства и безбожия в Православие. Ему дано было право во всех храмах слу­жить и произносить проповеди, выступать на диспутах с сектантами и безбожниками. Был в рабочих центрах. За разложение и провал обновленчества ему угрожали страшными наказаниями.

 

На одном из диспутов ему предложили доказать бы­тие Бога в нескольких словах, на что он ответил, что до­кажет в двух словах. Входят в большой зал, в нем много народа, он обращается ко всем и громко говорит: «Хри­стос Воскресе!» Все присутствующие в зале громогласно ответили: «Воистину Воскресе!» Владыка улыбнулся и сказал: «Вот и доказал».

 

В целях спасения молодых девиц от безбожных бра­ков он старался снискать расположение их к себе и убе­ждал принимать иночество, монашество. Радуйся, слез Евиных избавление.

Монашеский постриг он принял по благословению Его Святейшества. Постригали в Московском соборе святого мученика Трифона. При постриге был наречен в честь преподобного Антония Великого (память 17/30 января), основателя пустынножительства и отца мона­шества. Старайтесь же пане пребывать всегда в единении между собой, а преимущественно с Господом, а потом со святыми, да примут они и вас по смерти в вечные свои кровы, как друзей и знаемых1, — так передано предсмертное слово преподобного в его житии.

 

Частицу мощей своего небесного покровителя Вла­дыка бережно хранил в золотом нательном кресте-мощевике. Однажды с грустью сказал: «Преподобный Антоний Великий начинал монашество, а я его заканчи­ваю».

 

В годину гонений на Святую Православную Церковь Христову в Русской Земле он вернулся к себе на родину в Орловщину и принял священный сан, став на защиту оскорбляемой и угнетаемой Святой Матери нашей, и пострадал за дело Христово.

 

Рукополагали в диакона и священника епископ Ор­ловский и Севский Серафим (Остроумов; +1937), буду­щий священномученик архиепископ Смоленский, и епископ Елецкий, викарий Орловской епархии Амвро­сий (Смирнов; +1937), в Брянском соборе в 1919 году на праздник святых славных и всехвальных первоверховных апостолов Петра и Павла.

 

Собор был разделен на две половины: в одной служи­ли раскольники обновленцы во главе с архиепископом, в другой — иеромонах Антоний. Его половина храма все­гда была полна народа, а к обновленцам никто не ходил. Однажды во время службы началась гроза. Вдруг молния ударила в обновленческую часть, и она загорелась. При­езжают пожарные, милиция. Он с амвона обращается к людям:

 

— Не тушите ту половину собора, она сгорит, а эта ос­танется. Милиционеры угрожали ему расстрелом, но его пророчество сбылось — та половина сгорела, а в этой только доски затлели, и пожар прекратился. Пребудьте во Мне и Я в вас. Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе: так и вы, если не будете во Мне... Без Меня не можете делать ничего. Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет; а такие ветви собирают и бросают в огонь, и горят (Ин. 15,4 — 6).

 

Служил в Брянске ежедневно и из собора не выходил. Его пытались застрелить во время службы, но как только начинали целиться, он осенял себя крестным знамени­ем, и рука с оружием опускалась. Позже сам убийца пришел к нему с покаянием и просил прощения.

 

За свою добродетельную жизнь иеромонах Антоний удостоился от Бога дара чудотворений и пророчествования. Он изгонял бесов, знал прошлое людей и предска­зывал будущее, как настоящее.

 

Однажды к нему в собор приехал видный политиче­ский деятель, работавший в одном отделе с Крупской, пастырь баптистов, Тихон Голынский. Он принес с собой три тетради, которые написал в утверждение своего суе­верия. При первой встрече иеромонах Антоний сказал:

 

— Что, Тихон, три тетради принес? — и своей прозор­ливостью обратил его к Православию.

 

Тихон Голынский оставил свое суеверие и стал вер­ным духовным чадом отца Антония, закончив земную жизнь мучеником.

 

В 1923 году, после освобождения Патриарха Тихона из-под ареста, иеромонах Антоний был приглашен к не­му на прием в Москву. В тот день в резиденции Патри­арха, Донском монастыре, начался артиллерийский об­стрел. Секретарь Патриарха и все, ожидающие приема, ушли, а отец Антоний остался. Вскоре пришел Патри­арх, и состоялась их радостная встреча. Они обнялись, расцеловались и долго беседовали. Патриарх благосло­вил его окормлять тех, кто, боясь обновленчества, не шел в храмы. Он был благословлен Его Святейшеством возглавить подполье Русской Православной Церкви и этот крест нес всю свою мученическую жизнь Вот поче­му в будущем, когда не было возможности из-за гонений служить официально в храме, архиепископ Антоний, постоянно разъезжая, служил в домах таких людей, и они приезжали к нему. Жертвуя собой, он сохранял этих людей для Церкви, не давая им отпасть от Православия.

 

Есть свидетельства о его встречах с преподобным схиигуменом Германом Зосимовским (Гомзиным; 1844-1923), который даже после смерти своей в сонном виде­нии внушал ему, что неизреченна сладость от Духа Свя­того, когда сосредотачиваемся на Иисусовой молитве, от­лагая всякое житейское попечение.


В начале 1930-х годов его арест был неминуем. Рабо­чие, рискуя своей жизнью, охраняли своего доброго пас­тыря и не позволяли богоборческим властям арестовать его. Кровопролитие было неизбежно. И он по влечению Духа тайно ночью уходит в тюрьму, не зная, что там встретится с ним; только Дух Святый по всем городам свидетельствует, говоря, что узы и скорби ждут его. Но он ни на что не взирает. И не дорожит своею жизнью, только бы с радостью совершить поприще свое и служение, которое он принял от Господа Иисуса, проповедать Еван­гелие благодати Божией (Деян. 20, 22 — 24). Его пригова­ривают к расстрелу.

 

Об этом узнает Тихон Голынский, он приходит в тюрьму и убеждает будущего Владыку ради интересов Церкви благословить его на мученический подвиг — пойти на расстрел вместо него. Они долго молились, и им была открыта воля Божия, ее они и исполнили. Ти­хон отдал свои документы и одежду отцу Антонию, и тот ушел из тюрьмы, а он в ней остался. Вскоре Тихон был расстрелян. Нет больше той любви, как если кто поло­жит душу свою за друзей своих (Ин. 15, 13).

 

Иеромонах Антоний взял под свою опеку семью Тихона Голынского: больную жену и малолетних де­тей, которые считали его своим отцом. Он относился к детям как к своим родным и воспитывал их в благочес­тии. Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас (Ин. 15, 12). Через несколько лет Анто­нина Алексеевна, жена Тихона, тяжело перенеся смерть мужа и обрушившиеся на их семью скорби и гонения, умрет от туберкулеза и будет похоронена от­цом Антонием в д. Фошня, Жуковского района, Брян­ской области, где он служил настоятелем в сельском храме, а детей, после его ареста, заберут ее родственники. Хотящий благочестив жити о Христе Иисусе го­нимы будут (2 Тим. 3, 12).

 

Гонители, узнав, что отец Антоний жив и вместо него расстрелян Тихон Голынский, снова арестовали его, зая­вив, что теперь он будет Тихон Голынский-Михайловский. На эти имя и фамилию они и выдали ему паспорт. В протоколе допроса они вписали биографические дан­ные Тихона Голынского, и это повторялось по всем уго­ловным делам, которые возбуждались против него за его самоотверженное служение Русской Православной Церкви. Так богоборческая власть пыталась скрыть му­ченический подвиг Тихона Голынского и сделать буду­щего святителя безымянным. С этой целью тщательно зачищались государственные и церковные архивы, со­вершались подлоги.

 

При обысках в семье убиенного Тихона Голынского, которая проживала с иеромонахом Антонием Михайловским, чекисты со страшной ненавистью разыскивали и уничтожали все документы, письма и фотографии Тихо­на, которые могли бы изобличить их величайшую ложь. И будете ненавидимы всеми за имя Мое; претерпевший же до конца спасется (Мф. 10, 22). С этого времени и нача­лась путаница в биографии архиепископа Антония Ми­хайловского, и по сей день многие считают его Голынским, Голынским-Михайловским, эсером, женатым, не имеющим духовного образования и со многими другими автобиографическими сведениями, которые не соответ­ствуют действительности4.

 

Владыка вспоминал о своем аресте: «Когда я занимал и исполнял почетную должность (настоятеля кафед­рального собора), то многие человекоугодничали и хва­лили, а когда по клевете за проповеди слова Божия по городу арестованного вели под стражей, то многие из этих же человекоугодников по внушению темных сил кричали: «Стоит ему — стоит!» А некоторые встречные женщины плакали и рыдали. Так же делали Господу Ии­сусу Христу. Думая, что Он будет мирским царем, прель­стится человеческой славой, кричали: Осанна в вышних! А когда диавол не смог прельстить человеческой славой, кричали: распни, распни Его! А многие, особенно жен­щины, плакали и рыдали о Нем. Так поступали и со свя­тыми Апостолами, со святыми женами и со святыми му­чениками и мученицами».

 

Его вновь приговорили к расстрелу, но он не состоял­ся из-за того, что ответственный работник уничтожил материалы дела, а сам был убит случайным выстрелом из своего пистолета. О нем Владыка Антоний молился всю жизнь.

 

А с новым следователем произошло вот что. Во время допроса он ударил отца Антония по щеке. Следователя тут же сковало, и он не мог разогнуться, сидит весь скор­ченный. Потом говорит: «Отец, помолись, я не могу ра­зогнуться». Тот спрашивает его: «Сын мой, за что меня бьешь?» Затем встал на колени, начал молиться — и сле­дователь разогнулся. Любите врагов ваших; благотворите ненавидящим вас; благословляйте проклинающих вас и мо­литесь за обидящих вас (Лк. 6, 27). Чем закончился этот допрос, Владыка не рассказывал, но вскоре он вышел на свободу.

 

Через некоторое время его снова арестовывают и в третий раз приговаривают к расстрелу, но и тот не состо­ялся. Следователь спешил с оформлением материалов и взял дело в театр, а когда выходил из него, то был убит вырвавшимся из клетки зверем, который дело разорвал в клочья.

 

Клетку зверя поставили на центральную площадь го­рода и заключили в нее отца Антония, повесив на клетку надпись «Враг народа». Тогда будут предавать вас на му­чения, и убивать вас; и вы будете ненавидимы всеми наро­дами за имя Мое (Мф. 24, 9).


Затем его перевели в одиночную камеру и почти год подвергали нечеловеческим пыткам через насильствен­ное лишение сна, еды и питья. Следили в дверной глазок и не позволяли ни сесть, ни лечь. Спасло то, что он, чи­тая Иисусову молитву, научился спать на ходу, двигаясь по камере. Не хлебом одним будет жить человек, но вся­ким словом, исходящим из уст Божиих (Второзак. 8, 3). После этой пытки и освобождения он, почерневший и сильно иссохший, но твердый духом, сфотографировал­ся с посохом преподобного Амвросия в правой руке и четками в левой руке, читая непрестанно Иисусову мо­литву, движимую Духом Святым. Этот чудотворный по­сох ему подарили Оптинские старцы, и он сохраняется его верными духовными чадами.

 

В 1935 году в Смоленском соборе, на праздник пере­несения мощей святителя и чудотворца Николая из Мир Ликийских в Бари, будущий Владыка был возведен в сан архимандрита святым архиепископом Серафимом (Ост­роумовым).

 

Из-за гонений архимандрит Антоний для совершения богослужений встречался со своими духовными чадами вне города, в лесу.

 

В Смоленске он был арестован, и когда его освободи­ли, то был настолько измучен, что Ольга, дочь Тихона Голынского, его не узнала. Ее письма в места его заклю­чения возвращали с надписью «Враг народа».

 

В конце 1930-х годов архимандрит Антоний отбывал пятилетний срок в Северном крае, в Ухтпечлаге, где Бог даровал ему радостную встречу с его преподавателем по учебе в Киевских Духовных школах священномучени-ком митрополитом Одесским Анатолием (Грисюком; 1888- 1938).

 

Здесь же, в лагере, расположенном в Княж. — Погос­те, в 1937 году, на праздник Сретения Господня, состоя­лась его хиротония в архиерейский сан. Ее совершили вместе со святым митрополитом Анатолием священно-исповедник архиепископ Тамбовский и Шацкий Вассиан (Пятницкий; 1879 — 1940) и архиепископ  Брянский Ювеналий (Машковский; 1883 - 1943). Назначен был в Брянск, но на кафедре не служил ввиду пребывания в местах лишения свободы.

 

Об этом времени архиепископ Антоний вспоминал в одном из писем: «Я был в штрафном лагере, и решили злые люди сломать мне руку, чтоб я не мог священно­действовать, что и другим делали. Поздно вечером при­шли два коменданта в барак. Потащили меня в овраг и начали очень болезненно ломать руку. Была боль ужас­ная. Я стал кричать во весь голос: «Господи. Спаси меня! Ты сказал: Кость Его да не сокрушится». В это время ми­мо проходил верующий врач, услышал крик, выстрелил на крик. Они разбежались. Так Господь сохранил мою руку для священнодействия».

В другом письме Владыка Антоний пишет: «В этом же штрафном лагере врачи насильно сделали укол, чтобы отравить меня. Но этот яд не пошел в организм, а обра­зовалась шишка. И этот же верующий врач разрезал ее и яд выпустил». Они ожидали было, что у него будет воспа­ление, или он внезапно упадет мертвым; но ожидая долго и видя, что не случилось с ним никакой беды, переменили мысли и говорили, что он Бог (Деян. 28, 6).

 

В лагере Владыке пришлось работать на лесоповале и на других тяжелых работах. Его неоднократно пыта­лись отравить, подсыпая в пищу яд, что делали всем священнослужителям. Его норму питания тайно полу­чали другие.

 

Бараки были совместные, мужчины и женщины раз­делялись тонкой занавеской, и какой только грех не тво­рился там, а Владыка станет в уголок и молится всю ночь. Спать не ложился. Один уголовник по замыслу са­танинскому возненавидел его за это и, решившись на убийство, бросился на него в ночь под Рождество, но сам был убит другим заключенным, который защитил Вла­дыку.

 

Архиепископа Антония пытались заморозить, закрыв в сильный мороз в остывшей бане после купания на не­сколько дней, но непрестанная Иисусова молитва, движимая Духом Святым, согревала его и ему не "было хо­лодно. Заключенные уважали Владыку и обогревали из подвала пол бани.

 

Господь промыслительно хранил его как Свой из­бранный сосуд для спасения многих православных хри­стиан, которые обратятся к нему за духовным руково­дством в делании Иисусовой молитвы и во всякой нужде при его жизни и по его кончине.

 

В тюрьме он всячески утешал страждущих заключен­ных: крестил, исповедовал, причащал, разъяснял все как Промысл Божий. Ему жаловались о невыносимости ус­ловий, и он в молитве просил Бога увеличить его страда­ния, а им уменьшить, и Господь исполнял его прошения. За то, что он в тюрьме причащал, ему дали дополнитель­ный срок заключения.

 

Однажды к Владыке Антонию обратились двадцать заключенных, которые были осуждены за веру. Им за­прещали молиться, заставляли работать в церковные праздники и они просили его благословения умереть за Христа. Владыка спросил их, а готовы ли они к этому, они ответили: «По милости Божией и Вашими святыми молитвами». Он сказал им: «Тогда готовьтесь, я буду мо­литься за вас». Вскоре их расстреляли.

 

Зимой в заключении Владыку от расстрела спас один человек, который пошел на расстрел вместо него. Вла­дыка должен был бежать, за ним послали погоню. Про­бирался пешком через леса и села. Заходил в избы, про­сил хлеба, а старушки смотрят дико и ничего не дают. Спал в парке на скамейке, снег укрывал его и согревал. Один местный житель принял его на ночлег. Рано утром в дверь начали ломиться. Хозяин дома быстро объяснил ему как уйти в лес, а затем сказал, что он преследовате­лей задержит, но они его за это убьют, и просил помо­литься о нем. Уходя от погони, он слышал предсмерт­ный крик своего спасителя, всегда помнил о нем и мо­лился.

 

Однажды его от смерти на морозе спас Святитель Иннокентий, епископ Иркутский (1731; память 26 ноября ст. ст.), который явился ему и указал дом благочести­вых христиан. Позже Господь даровал Владыке Антонию маленький образ свт. Иннокентия, который он всегда носил с собой.

 

В декабре 1939 г. архиепископ Антоний Михайлов­ский вернулся из ссылки и приехал в Москву. Тогда ряд архипастырей, в том числе и он, признали, что присвое­ние митрополитом Сергием (Страгородским), Замести­телем Патриаршего Местоблюстителя, всех прав Перво-иерарха свяшенномученика митрополита Петра (Полян­ского) лишает захватчика и тех прав по ведению дел цер­ковных, какие в свое время даны были ему, митрополиту Сергию, и освобождает православных от подчинения. Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а ду­ше своей повредит ? Или какой выкуп даст человек за душу свою? Ибо приидет Сын человеческий во славе Отца Своего с ангелами Своими; и тогда воздаст каждому по делам его (Мф. 16, 26 — 27). Митрополиту Сергию и образованно­му им Синоду об этом Владыка Антоний откровенно в письменной форме заявил, отказавшись от какого-либо участия в церковной работе под руководством митропо­лита Сергия. Вскоре Владыку Антония арестовали и от­правили в тюрьму.

 

В 1945 г. архиепископ Антоний, будучи в заключении, и бывшие с ним иереи, не поминавшие митрополита Сергия, узнали об избрании Патриарха Алексия, при­знанного всеми Вселенскими Патриархами. Они обсуж­дали создавшееся положение. Согласно решили, что так как кроме Патриарха Алексия, признанного всеми Все­ленскими Патриархами, теперь нет иного законного Первоиерарха Русской Поместной Церкви, то им долж­но возносить на молитвах имя Алексия как Патриарха, что Владыка и делал неопустительно с того дня.

 

Архиепископ Антоний убеждал своих духовных чад идти в храмы. Он разъяснял: «Все что в деятельности Патриарха и патриархии смущает и соблазняет ревност­ного ревнителя, все это остается на совести Патриарха, и он за это даст отчет Богу. А из-за смущающего и соблазняющего, что иногда может быть и не совсем таким, ка­ким нам кажется, — только из-за этого лишать себя бла­годати Святых Таинств — страшно. Не отделяться, а бу­дем усердно молить Бога о том, чтобы умудрил и помог Патриарху Алексию и всем у кормила церковного сущим право править слово истины, и чтобы нас всех Господь наставил так поступать, чтобы совестью не кривить про­тив единства церковного, не погрешать и соблазнов не ублажать».

 

В 1947 году, освободившись из заключения, после Пасхи Владыка Антоний приехал в город Балашов Сара­товской области. Его приезд предсказала матушка Сера­фима-слепенькая, которая в свое время руководилась святыми Оптинскими старцами Амвросием и Анатолием (Потаповым). Бог наградил ее еще даром исцеления, и по благословению старцев она лечила всех приходящих. Каждый день к ней собиралось человек по семьдесят. Обращались к ней за советом даже священники.

 

А священников после войны было очень мало, и вот люди жалуются: «Такое трудное время — некуда пойти исповедаться, негде причаститься. Скоро Пасха, а нам не радость, а слезы». Матушка Серафима ответила: «Мо­литесь, Господь пошлет нам скоро не просто священни­ка, а Владыку, да такого, что он будет всех нас знать, как свои пять пальцев. Другому нужно много молиться, а ему Господь сразу все открывает. Но сам он очень скрытный, тайный молитвенник».

 

Владыка Антоний постриг матушку Серафиму в вели­кую схиму. А затем уже начались его встречи с людьми, беседы, исповеди, службы. Молящимся у храма убогим Владыка Антоний раздавал милостыню. Заранее в кон­верты клал деньги и записочку с именами, за кого мо­литься. Быстро раздавал конверты и уходил на станцию, откуда ехал домой. Иногда брал сумку — корзину с хле­бами, раздавал их и быстро уходил.

 

За ними была постоянная слежка. Однажды им при­ходилось уходить от погони на такси. У машины пресле­дователей отвалилось колесо, но они, пересев на другую, продолжали погоню. Немного оторвавшись от нее, Вла­дыка вышел и сел в стоящий на улице грузовик. Он на­бросил на себя плащ водителя, лег на руль и притворил­ся спящим. Преследователи заметили его, но, решив, что это спит водитель, прошли мимо.

 

10 февраля 1950 года в 19 часов, накануне Вселенской родительской (мясопустной) субботы, архиепископа Ан­тония и его духовных чад арестовали. За ними следили два года, отслеживали все письма, и аресты были совер­шены во многих городах в одно и то же время, чтобы ни­кто никого не предупредил.

 

Богоборческие следственные органы сфабриковали уголовное дело и в своей безсильной злобе оклеветали Владыку, указав в материалах дела, что якобы он выдал арестованных-. Также клеветали ему и на его духовных чад, но он этой клевете не верил. Посему свидетельствую вам в нынешний день, что чист я от крови всех: ибо я не упускал возвещать вам всю волю Божию (Деян. 20, 26 — 27). По уголовному делу Владыка Антоний проходил как Михайловский Иоанн Ильич — Голынский Тихон Ива­нович.

 

На допросах Владыке вырывали волосы, но они по милости Божией и в старости были у него очень краси­вые, серебристые с золотым оттенком. Он видел стоящих рядом с его мучителями бесов с хвостами, Владыка кре­стился, бесы приходили в смятение и исчезали.

 

На очных ставках, когда следователь что-то писал, Владыка Антоний шептал вроде бы про себя, но так, чтобы слышали его духовные чада: Не бойтесь убиваю­щих тело, души же не могущих убить. Следователь ру­гался: «Что ты там, старик, шепчешь? Замолчи». А он опять что-нибудь из Евангелия им читает, для подкре­пления.

 

Обвинили его в агитации против существующей вла­сти и, присвоив позорную кличку контрреволюционера, т.е. врага народа и народной власти, осудили по пункту 10 статьи 58 Уголовного кодекса к 25 годам тюрьмы.


Духовные чада, осужденные к 10 годам, были благо­дарны Богу, что страдали вместе с Владыкой Антонием.

 

Отбывал он наказание в Мордовии, в Потьминских лагерях. Там же Бог даровал ему встречу с митрополитом Харбинским и Маньчжурским Нестором (Анисимовым; 1885 — 1962) и епископом Краснохолмским Сергием (Кудрявцевым; 1891 - 1955).

 

Митрополит Нестор после освобождения говорил своему келейнику и духовнику отцу Мисаилу (Томину; в будущем — схиархимандриту Серафиму): «Мисаилушка, найди мне Владыку Антония. Это великий старец». Но встретиться после лагеря им не пришлось. Уже после упокоения митрополита Нестора отец Мисаил передал архиепископу Антонию его мемуары с надписью: «В мо­литвенную память о покойном Авве митрополите Не­сторе его личные «Мемуары». Высокочтимому Авве Вы­сокопреосвященному архиепископу Антонию от ни­жайшего Вашего послушника недостойного игумена Мисаил а».

 

Епископ Краснохолмский Сергий мученически упо­коился в тюрьме — его заставили выпить таблетку с ядом. Своих верных духовных чад он завешал Владыке Анто­нию. За неделю до своего упокоения владыка Сергий потребовал у начальника тюрьмы, строго сказав ему о Суде Божьем, похоронить его вне тюремной территории, что тот и исполнил.

 

Владыка Антоний пишет в одном из своих писем: « В штрафном лагере много умирало людей, и я тоже забо­лел. Ходить не смог, и был выброшен под нары, где по­душку заменял снег. По промышлению Божию прибыл в наш лагерь иностранный профсоюз, вошли в наш барак и спросили: «Есть ли жалобы?» Им отвечали: «Человек умирает под нарами, и никому дела нет». Они вытащили меня из-под нар и на руках вынесли на машину и отпра­вили в дальнюю больницу, где работали частные свобод­ные врачи. И по промышлению Божию старушка док­тор, дочь протоиерея, верующая, выходила меня и от­правила в инвалидные командировки. Значит, было Божие промышление сохранить мою жизнь, а там умирали очень здоровые люди».

 

Будучи в тюрьме, он заключенных утешал и укреплял, убеждая безропотно переносить страдальческий крест свой, в чаянии наград и венцов небесных. В знак благо­дарности заключенные сделали ему из картона крест и панагию.

 

«Деревянной пилой пилили, как пророка Исайю» — такой образ Владыка употреблял, когда вспоминал о том, что пришлось ему пережить в сталинские годы.

 

Однажды он сказал: «Все, что делалось в сталинские времена, нужно правильно понимать как Промысл Бо­жий». Но подробно про те годы не рассказывал. Иногда только обмолвится о чем-нибудь, например, как он огорчался, что некоторые священники в лагерях не мо­лились. Один протоиерей жаловался: «Как молиться? Книг нет, условий нет». А Владыка на это отвечал: «Где стоишь — там и молись».

 

К архиепископу Антонию в тюрьму перед освобожде­нием ездила одна из его духовных чад. Ей разрешили свидание с Владыкой прямо в камере, и она пробыла с ним целые сутки — о ней забыли. Они все это время мо­лились. В один момент она увидела, что Владыка Анто­ний молится, поднявшись в воздух над полом. От испуга она даже вскрикнула. Владыка на Евангелии запретил ей, чтобы никому не сказывала об этом до его упокое­ния.

 

В местах лишения свободы как заключенный он про­вел около 25 лет.

 

Где бы святитель Антоний не находился, он всегда ощущал особенное о себе Божественное промышление. Если, делая добро, и страдая, терпите; сие угодно Богу. Ибо вы к тому призваны, потому что и Христос пострадал за нас, оставив нам пример, дабы мы шли по следам Его (Шетр. 2,20-21).

 

Владыка Антоний освобождался из тюрьмы, то почти все заключенные вышли его провожать. Тюремное начальство негодовало: «Вот какого мракобеса выпускаем. Он в тюрьме и за ним столько народа идет, а что будет на свободе!?» Документы на освобождение задержали, сказав, что требуется его личная фотогра­фия, а фотографа в это время не было. К удивлению всех Владыка представил необходимую фотографию, которую заранее приобрел за большие деньги и хранил к этому моменту.

 

20 июня 1956 года архиепископ Антоний был освобо­жден из заключения по амнистии, его по состоянию здо­ровья актировала Высшая медицинская особая комис­сия.

 

Служить в храмах по болезни Владыка Антоний не мог, здоровье у него было неважное. Относительно све­дений о прохождении службы и прочего он писал непо­средственно в Московскую Патриархию, а позже ездил в Москву лично. Патриарха А1ексия, с которым он был знаком в молодости, в Москве не оказалось, он был в Одессе, на даче.

 

Владыку принимал митрополит Крутицкий и Коло­менский Николай (Ярушевич; + 1961). Вернувшись, Патриарх сожалел, что не встретился с Владыкой Анто­нием, послал ему богослужебные книги и благословил, по его просьбе, служить в домашних условиях. Митро­полит Николай стал верным другом Владыки, приезжал к нему на исповедь и всячески ему помогал.

 

Архиепископ Антоний, как освобожденный из мест заключения, должен был регулярно отмечаться в органах милиции по месту жительства, но так как там его посто­янно унижали и угрожали арестом, то он перестал туда ходить и находился в розыске.

 

В день ангела после заключения Владыка вспоминал: «В этот день в лютый мороз нас перегоняли из одной тюрьмы в другую. Люди падали на землю и замерзали», и он заплакал.

 

Владыке Антонию надлежало, согласно Божествен­ному призыву, всю остальную жизнь провести в странст­виях, не имея зде пребывающего града, но грядущего взы-скуя (Евр. 13, 14), подобно Господу нашему Иисусу Христу, бывшему странником на земле и не имевшему, где приклонить голову.

 

Первое время Владыка проживает на Северном Кав­казе в семье Ремизовых в Верхне-Хостинском чайсовхозе, в двадцати километрах от Сочи. Эта семья взяла его из заключения на поруки.

 

Во время пребывания Владыки Антония в чайсовхозе к нему из Адлера с проверкой приехал на лошади мили­ционер. Владыка спрятался и велел хозяевам принять нежданного гостя дружелюбно, угостить домашним ви­ном, накормить, дать в дорогу гостинец. От такого раду­шия тот даже прослезился и уехал в добром настроении. Но вы любите врагов ваших, и благотворите, и взаймы да­вайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ к неблагодарным и злым (Лк. 6, 35).

 

Просфоры на литургию привозили из Сочи чудным образом. Владыка посылал за ними своих духовных чад, но не говорил где и кто именно их передаст. К ним под­ходили знакомые с просфорами, и все происходило по словам Владыки. Его дар прозорливости в начале вызы­вал удивление, а со временем к нему привыкли.

 

Духовные чада доставляли ему продукты питания из Сочи. С тяжелыми рюкзаками шли через горы и с на­ступлением темноты заблудились. Выбились из сил и не имели надежды на спасение. Стали молиться и Владыку в молитвах на помощь звать. Чудным образом пришли к своему спасителю, ночь говели и утром на литургии причастились. В великой духовной радости шли домой пешком и не ощущали никакой физической усталости. Чтобы продлить свое неземное блаженство они от по­путных машин прятались в кусты и хотели идти целую вечность.

 

К Владыке Антонию под Сочи приезжали его много­численные духовные чада. Один из них, иеромонах Сер­гий, которого Владыка воспитывал с детства и очень любил, рассказывал. Однажды он, желая сократить дорогу, предложил Владыке пойти через болото. Тот согласился и, будучи уже в преклонных годах, легко его перешел, как птичка, а он, молодой и сильный, прыгая с кочки на кочку, весь в поту вышел на берег, когда Владыка быстро и с легкостью клал земные поклоны.

 

В другой раз к ним за советом пришел муж с женой. Владыка Антоний начал молиться перед иконами, они повторяют ему свой вопрос, а он не отвечает. И вдруг отец Сергий увидел, как на голову Владыки от икон со­шел духовный благодатный свет в виде огненного венца. Он повернулся к пришедшим и начал говорить, как им поступить. И преобразился пред ними: и просияло лицо Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет (Мф. 17,2).

 

Сам иеромонах Сергий жил в глухой деревне. Он имел Божий дар исцелять бесноватых, к нему приходили верующие люди из ближайших деревень. Богоборческие власти угрожали ему расправой, а позже заперли его в доме и сожгли. Тогда Иисус сказал ученикам Своим: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною. Ибо кто хочет душу (жизнь) свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее (Мф. 16, 24 — 25).

 

За Владыкой непрестанно охотились богоборческие власти, но он был для них уже недосягаем, они даже не знали где он проживает.

 

Однажды он ехал в поезде. Вокзал оцепили, начали обыск, искали Владыку, но он ушел под вагонами к складам, взял на плечо палку и ходил у ворот. Было тем­но, один из преследователей пошел к нему, но он власт­но остановил его и предупредил, что будет стрелять. Тот испугался и ушел. Владыка сел на другой поезд и уехал на несколько месяцев в другой город.

 

Такова была на сие воля Божия, дабы он, как апостол, переходя из города в город, проповедовал Евангелие Христо­во, утверждая православных в вере, научая твердо дер­жаться ее, укрепляя сомневающихся и раскрывая трудные для понимания тайны премудрости Божией о спасении. И он был действительно истинным апостолом Христовым.

 

Эти слова из жития святителя Григория Паламы, архи­епископа Фессалонитского, по праву можно отнести и к Богоугодной жизни Владыки Антония.

 

Все дни и ночи Владыки протекали в молитвенном подвиге, богомыслии и писании величайших богослов­ских трудов. «Добротолюбие» всегда раскрытым лежало у него на столе.

 

В 1957 году он переезжает в Дрогобыч, Западная Ук­раина. Туда раньше, по его благословению, переехал один человек, которого он этим прозорливо спас от аре­ста. Здесь же Владыка Антоний и пишет свой величай­ший богословский труд «О молитве Иисусовой».

 

Писал по ночам и написал около ста страниц. Духов­ные чада переписывали для себя этот и другие труды Владыки. Списки с подлинника он всегда проверял и только затем разрешал ими пользоваться.

 

Делание молитвы Иисусовой — тайну спасения — Владыка называет величайшим христианским право­славным мышлением, великим деланием из деланий. Он пишет: «Человеку нет ничего высшего, как умной мо­литвой беседовать всегда с вездесущим Богом, предсто­ять Богу умно и умолять Его о своих грехах».

 

Впервые в истории Церкви об умном делании — дела­нии молитвы Иисусовой — подробно, без всяких сокры­тий, просто и доступно пишется «то, с чем приходится встречаться всякому делателю покаяния, сие же, всеми проходимое, есть суть самая главная».

 

Если мы, православные христиане, гонимы за имя Христово, то как несравнимо более гоним Святитель Вселенской Православной Церкви архиепископ Анто­ний, написавший величайший богословский труд о том, как именем Иисуса Христа сражаться и побеждать. Если злословят вас за имя Христово, то вы блаженны; ибо Дух славы, Дух Божий почивает на вас. Теми Он хулится, а вами прославляется (1Петр. 4, 14).

 

Владыка Антоний очень почитал святую Марию Ма­гдалину, прекрасный храм которой на Елеонской горе он видел в своем паломничестве. На этой горе Иисус Христос молился об удалении от Себя чаши страданий: Отче Мой! Если возможно да минует Меня чаша сия; впро­чем, не как Я хочу, но как Ты (Мф. 26, 39). Этой молитвой и начнет Владыка свой «маленький труд» о молитве Ии­сусовой, указав, что «сие есть действенная суть молитвы Иисусовой: «Господи, помилуй мя» и «Буди, Господи, поля святая Твоя».

 

Он продолжает: «Прежде всего, нужно знать, что мо­литва Иисусова есть действенная суть покаяния, указан­ная Христом Господом».

 

В этом Богомудром писании архиепископ Антоний пишет: «Молитва Иисусова должна быть неотъемлемой сутью всего монашества, да и мирянам, и вообще всем, семейно живущим, ее нужно читать, т.к. памятование Бога неотложно нужно всем».

 

Владыка Антоний отмечает: «Имеется великая нужда, дабы при делании сей и истинно духовно совершаемой молитвы имелся опытно знающий, включительно и зри­тельную духовную молитву, учитель-старец, который бы от своих опытов мог свободно и безбедно проводить ум и душу во всех искушениях».

 

Всех, кто не нашел такого учителя-старца, Владыка утешает такими братскими словами: «Брат или сестра! В случае поисков, много и много умолял Бога даровать те­бе такового, не обрящешь и не получишь сего: таковые зело редцы; поиска всяко, сюду и сюду, семо и семо, и никого не обрящешь, не отчаивайся — не возможная человекам, возможна суть Богу. Делай согласно указанно­го, помогающу Богу, положив твердое намерение никако не отступать от избранного пути делания молитвы, твер­до веруя, что Господь близ призывающих Его».

 

Бог и даровал архиепископу Антонию высшую сте­пень всех добродетелей — молитву зрительную для зре­ния сокровеннейших тайн Божиих. О том, кто имеет сию добродетель, Владыка в этом же труде пишет: «В нем, пришедшем к истинно-духовному разуму, действу­ет Сам Бог, обитаяй в сердце его, а воля его всегда быва­ет угодна Богу, так как живет он волею Божией».

 

В этом же труде Владыка указывает; какие книги надо читать при делании молитвы Иисусовой, и отмечает: «Но не пренебрегай и указаниями.в этом маленьком тру­де, — он есть суть опыта с подтверждением святых отцов современных, и тебе может, при неимении книг, слу­жить достаточным вполне руководством в делании мо­литвы Иисусовой умной и духовной».

 

Следует отметить, что подлинный текст этого бого­словского сочинения написан по правилам дореволюци­онной орфографии и со многими оборотами церковно­славянского языка, и это есть единственная внешняя прикровенность, которая легко снимается перед сми­ренным делателем молитвы Иисусовой.

 

И это Богомудрое писание по внушению темных сил было искажено и издано под чужим именем.

 

Архиепископ Антоний Михайловский был из тех не­многих редких, души которых очищены насколько это возможно и премного любимы Богом.

 

В 1958 году Владыка встречается с монахиней Анто-нией (Сухих), ставшей его верной помощницей, дарова­ние которой ему предсказала одна благочестивая еврей­ка, которая привела всю свою семью к вере православ­ной. Владыка причащал ее из уст в уста в тюремной больнице, где она и почила в Боге.

 

Матушка Антония вспоминает: «Когда я первый раз увидела Владыку, я кинулась ему в ноги. Я так рыдала, почувствовала, что нашла все, что искала. Я сразу поня­ла, что он мне всех заменит: и мать, и отца — всех. Я го­това была с ним и в ссылку, и в тюрьму, куда угодно — в огонь и в воду. Это редкостный человек».

 

Архиепископ Антоний год жил у матушки Антонии на Донбассе в городе Снежное, а затем они переехали в го­род Ирпень, расположенный недалеко от Киева. В то время он с матушкой был в основном в разъездах, посе­щая своих многочисленных духовных чад.

 

На литургии Владыка Антоний, как епископ Русской Православной Церкви, всегда поминал Патриарха Мос­ковского и всея Руси и за него всегда на проскомидии вынимал первую частицу из просфоры о здравии. На во просы своих духовных чад, почему он так делает, отве чал, что если он не будет поминать Патриарха, то он бу дет ересиарх.  Верность Московскому Патриархату о} сохранял в течение всей своей многострадальной жизни. В Ростове-на-Дону Владыке Антонию Бог даровш напрестольный   серебряный   крест  ростовского   чудо­творца протоиерея Иоанна Домовского (1843 — 1930). Не кресте есть надпись «Досточтимому протоиерею О. Ио­анну Домовскому от Приходского Совета и причта Алек­сандре-Невского Собора г. Нахичиван н/Д 1927 30/Ш». Он был настоятелем этого собора. Крест ему передал праведный  Иоанн  Кронштадтский,  который  почитал благодатного батюшку. В настоящее время этот крест, как великую святыню, сохраняет схиигумения Антония. В 1966 году родители матушки Антонии купили дом в поселке Буча, рядом с городом Ирпень. Там Владыка обосновался и жил уже почти безвыездно. На вопросы о его жизни он отвечал: «Епископу не положено о себе рассказывать». Позже матушке сказал: «Я хотел быть му­чеником. Вся жизнь моя — это сплошное мученичество». Они жили «домашним монастырем», который пред­сказал матушке Антонии святой преподобный Кукша в Почаеве в 1950-е годы.

 

Почти ежедневно Владыка Антоний служил литур­гию, принимал непрерывно приезжавших к нему духов­ных чад. По праздникам у них в доме тайно собиралось до пятидесяти человек. Всю ночь накануне литургии шла исповедь. В 5 часов утра начиналась проскомидия.

 

Привозили ему много письменных исповедей и ог­ромное количество записок на поминовение усопших. Когда Владыка вынимал за них частицы, то некоторые частицы отлетали в сторону. Он видел эти души, за кото­рые просили молиться. Матушка Антония спрашивала: «Владыка, какие они?» Он отвечал: «Черные. Частицы за них нельзя класть в Чашу». Среди них были и некреще­ные, и самоубийцы, и Владыка по одному имени видел, что это за души.

 

Служил он без сокращений, по монастырскому уста­ву. После службы говорил вдохновенные проповеди. Люди на службе не уставали, а уходили окрыленные, ис­полненные неизреченной благодати. К нашей великой духовной радости сохранилась запись живого голоса Владыки и почти вся его проповедь, когда он служил у себя в Буче на Пасху 1970 года.

 

На многочисленные письменные исповеди Владыка отвечал общим для всех «разрешительным письмом», текст которого заранее печатался на печатной машинке или писался от руки верными помощниками Владыки. Он только вписывал в него имя исповедника, а иногда несколько слов или краткое предложение. Центральная часть письма состоит из четырех предложений, совер­шенных по форме и духовному содержанию.

 

«Цель и смысл земной жизни — это подготовиться к жизни вечной, в Царствии Небесном через веру в Госпо­да нашего Иисуса Христа, через соблюдение Его Еван­гельских заповедей.

 

Тайна жизни такова: что смерть для добрых верующих людей есть переход-рождение в жизнь вечную счастли­вую и безконечную, а для злых людей есть переход-рождение в жизнь адскую, вечно мучительную под вла-стию злых бесов.

 

Есть свет и есть тьма, есть сладкое и есть горькое, есть ароматы и есть благовоние, есть смрад и зловоние, есть рай с Богом и ад с диаволом, — что посеешь, то и пожнешь.

 

Царство Божие внутри вас, — сказал Спаситель. Гос­подь любящий всех призывает к покаянию и спасению, всех кающихся грешников помилует, а скорбями, слеза­ми покаяния и милостынями очистит от всех грехов. Аминь».

 

Духовник-старец в Троице-Сергиевой Лавре архи­мандрит Кирилл (Павлов) сказал об архиепископе Ан­тонии: «Он на меня произвел хорошее впечатление, Вла­дыка благодатный». Отец Кирилл лично знал его и неод­нократно с ним встречался у его духовных чад в Сергие-вом Посаде под Москвой и у Владыки в Буче под Киевом. Через отца Кирилла направлялись верные духовные чада Владыки на учебу в Московскую Духовную Семи­нарию, Академию и аспирантуру.

 

В Буче возле их дома постоянно прохаживались по­дозрительные лица, и люди после службы боялись выхо­дить. Владыка подзывал к себе матушку Антонию и, ука­зывая на улицу, с улыбкой говорил: «Сходи к нему и спой: Ты напрасно, Ваня, ходишь; ты напрасно ноги бьешь; все равно ты здесь ничего не получишь — в ад пойдешь». Все рассмеются, успокоятся и без страха вы­ходят. И никого не задерживали, было впечатление, что их просто не видят.

 

Архиепископ Антоний в своем богословском сочине­нии «Забытый путь опытного познания или Тайна спа­сения» пишет: «Спасение и восхождение по ступеням к совершенству христианскому возможно во всяком месте и во всякой обстановке, но только при условии умного делания — непрестанном возведении ума к Богу или не­престанной молитве».


В этом же Богомудром писании Владыка Антоний раскрывает тайну спасения: «Делание молитвы Иисусо­вой — непрестанное призывание святого и спасительно­го имени Господа нашего Иисуса — это и есть спаси­тельная тайна всех святых, которой они спасались. Это и есть сокровенный путь Богопознания или Богоношения, путь святых отцов, ныне совершенно забытый и христи­анством и монашеством».

 

Владыка отмечает: «Для всех желающих спасения ос­тался один путь: внутренний. Нам должно спасаться среди мира умным житием, беречь свой ум, т.е. занимать его непрестанной молитвой. Вот это единственный путь для нас, доступный и открытый, да и по времени. Все другие пути для нас закрыты».

 

Теперь нам становится понятна причина той самой изощренной клеветы, которая изливалась и изливается на архиепископа Антония Михайловского. Он по благо­дати Божией указывает нам единственный путь спасения и по нему с отеческой любовью приводит к Богу.

 

Это Богомудрое писание по внушению темных сил также было искажено и издано под чужим именем.

 

В начале XX века появилась богоборческая ересь, ко­торая унижала имя Господа Иисуса — имяборцы, она вы­звала другую ересь — имяславскую. Эта ересь стала как бы превозносить имя Божие Иисус. Эти два заблуждения ума человеческого хорошо поняли два великих иерарха — святые митрополиты Московский Макарий (Невский; 1Т926) и Киевский Владимир (Богоявленский; 1"1918) и их единомысленные епископы, которые постановили передать этот церковный вопрос на усмотрение Вселен­ского Собора. В 1913 г. Святейший Правительствующий Всероссийский Синод опубликовал послание ко всечестным братиям, во иночестве подвизающимся. В нем были осуждены имяславцы — имябожники, а богоборче­ская ересь западников — «православных епископов» и их сторонников, унижающих имя Божие Иисус и отвер­гающих делание молитвы Иисусовой как путь спасения, оставлена без рассмотрения.

 

Владыка Антоний разрешил этот вселенский вопрос в своем Богомудром писании «Об имени Иисус Христос», который состоит из 12 пунктов, первая половина кото­рых написана в форме вопросов и ответов. Владыка пи­шет: «Имя Божие Иисус, произносимое и молитвенно призываемое, есть, подобно Кресту Христову, непости­жимая и таинственная Божественная сила, боголепно почитаемая и действующая по благодати Божией в меру веры человеческой и промыслительного смотрения Бо-жия. Как свет Фаворский пребывал в Иисусе на святой горе, так в Божием имени Иисус Христос пребывает Бог, а как — не испытуй, а веруй».

 

В конце этого писания Владыка делает заключение: «Здесь доказано, что тайна пребывания Бога в имени Божественном Иисус требует живой, глубокой, сердеч­ной веры и добродетельной жизни по доброй совести, а крик плотяности, рассудочности, исследования дел и тайн Божьих — от лукавого».


Эта же вселенская тема рассматривается и в другом писании Владыки Антония «Мысли об имени Иисус Христос». Там 35 Богомудрых изречений. Заключающее из них: «Не одно и то же говорю я об именах Божьих и об именах человеческих: не мудрствуйте одинаково об име­нах и словах Божьих и человеческих. Насколько Бог раз­нится от человека, настолько и слово Его и имя Его раз­нится от человеческого. Слово Его и имя Его, как слово и имя Бога есть потому живо, непреложно, действенно — Бог истинный. Аминь».

 

О ереси имяборцев и имяславцев Владыка пишет: «...Никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым (1 Кор. 12, 3). А потому те, так называе­мые верующие христиане (имяборцы), которые и после святого таинства воплощения и прославления Сына Бо-жия с именем Иисус считают это имя простым человече­ским именем, являются новозаветными иудеями-богоубийцами. Это враги Иисуса Христа — Агнца Божия и враги Церкви — Невесты Христовой. А имяславцы, ко­торые отделяют имя Иисус от Самого Господа Иисуса Христа и составляют одному имени акафисты и пр., имяславцы, которые учат, что имя Иисус равно существу Божию, тоже еретики».

 

В исключительно кратком богословском этюде «Об имени Пресвятой Богородицы МАРИЯ» Владыка Анто­ний пишет, что имя МАРИЯ, по-славянски, состоящее из пяти букв, указывает на известных пять великих жен Ветхого Завета, и он называет их.

 

Припев и тропарь «Акафиста Царице Небесной «Афонской» Игумений» дают достаточные основания утверждать, что автором этого Богодухновенного писа­ния о последнем монашестве, известного под названием «Акафист Пресвятей Богородице в честь иконы Ея Афонския («Экономисса»)», является «заканчивающий монашество» архиепископ Антоний Михайловский. Вот слова припева: «Радуйся, Благодатная Богородице Дево, святых обителей и расеянных иноков Преславная Игу­менья. Тропарь, глас 6-й: «Царица Небесная, Пресвятая

 

Госпоже Богородице Дево, Игумение Святыя Афонския Горы и всех святых обителей, вси иноцы, с верою к Тебе притекающия, избави от бед и скорбей, и укрепи нас, в расеянии живущих, и спаси в мире души наша».

 

altАкафисты Владыка Антоний знал наизусть, и когда его просили их написать, то он писал по памяти и очень быстро. Мы кратко остановимся на Богомудрых писани­ях Владыки, которые состоят из его безсмертных мыслей и советов, записанных в виде небольших по форме, но величайших по духовному содержанию, изречениях. Они, как драгоценные Евангельские жемчужины, дару­ют всем ищущим Царство Божие и правду его. Некото­рые изречения повторяются в разных писаниях и это промыслительно — они ясно указывают на их принад­лежность одному автору — архиепископу Антонию Ми­хайловскому.  

 

Следует отметить, что при написании своих богослов­ских трудов Владыка Антоний цитирует по памяти из Священного Писания, как на церковно-славянском, так и на русском языках. Ссылки на Греческое «Добротолюбие» указывают на совершенное знание им и этого язы­ка. Приводятся многочисленные цитаты из святоотече­ской литературы. Материал подается в совершенной творческой форме, легко доступной читателю и исклю­чительно необходимой для его спасения в вечной жизни. Близко, при дверях (Мк. 13, 29). Он был истинный хри­стианский философ и богослов. Его замечательно тон­кий логический и психологический анализ и составляет тот неповторимый авторский стиль, который легко про­слеживается во всех его Богомудрых писаниях.

 

Надо помнить и то, что это был период жесточайших гонений за веру во Христа в России. Православные хри­стиане были лишены не только богослужебных и бого­словских книг, но и возможности спокойно жить, пре­бывая всегда под угрозой ареста и мучений, даже до смерти, и смерти крестной (Флп. 2, 8).

 

«Мысли о спасении» — это 211 богоносных мыслей, которые не рассуждают об истине — они видят ее лицом к лицу. Владыка пишет: «София — это мир Божествен­ных идей — не отделимая от Божества сила» (5). Он от­мечает: «Бессмертна мысль, пришедшая в разум истины. Если нет никакого жизненного соприкосновения между Богом и человеком, то не может быть и восприятия Бо­жеского в человеческом. Откровение — истинная вера есть по самому существу своему выражение внутренней жизненной связи Бога и человека. Богочеловечество есть внутренний имманентный критерий религиозной мыс­ли» (174).

 

Владыка строго обличает и пророчествует: «Совре­менная культура — превращение человеческого общества в усовершенствованного зверя, попирающего всякий закон — Божеский и человеческий. Головокружительные успехи науки, техники и головокружительное быстрое падение человека и человечества» (183). «Ад утверждает себя — как исчерпывающее содержание всей человече­ской жизни и культуры. Близится откровение Царства Божия — мировая катастрофа становится глубже и ши­ре — гибнет временное — близится космический перево­рот. Предродовые и родовые муки уже при дверях» (185).

 

Архиепископ Антоний пишет: «Человек, который равнодушно относится к одичанию человеческого об­щества, к нарушению в нем всякого права и правды и к превращению людей в хищных зверей, — тем самым доказывает полное отсутствие любви к ближнему. Христос не хочет иметь ничего общего с теми, кто ал­чущего не питал, нагого не одел, страждущего и нахо­дящегося в темнице не посетил. Не холодным и пас­сивным отношением к человечеству, а деятельным, самоотверженным служением ближним надо служить Христу» (149).

 

Владыка отмечает: «Христианское учение составляет откровение не для того, кто его принимает как мертвую букву, а для того, кто им живет. Откровение — от Бога данный талант — мы должны растить его, а не зарывать в землю. В человеческом сознании откровение Бога бес­прерывно и растет, и раскрывается подобно зерну горчичному; чтобы найти Христа человек должен принять на себя труд и подвиг Его искания» (181).

 

В заключение он пишет: «Свидетельством истинного покаяния являются живая сердечная вера в Бога и прак­тическое повседневное соблюдение заповедей Евангель­ских — это путь тесный, прискорбный....Это есть иска­ние Бога, и Царствия Божия, и правды Его — приведет человеческий ум к встрече с умом Божиим, что видим на примере древних ученых мудрецов-волхвов, поклонив­шихся Христу и принесших ему дары свои».

 

«Советы духовного отца» Владыка Антоний благосло­вил прочитывать в праздники. Они состоят из 255 изре­чений и начинаются словами «Надо нудить себя, без труда и напряжения умного ничего духовного не достиг­нете. Иисус Христос сказал: Царствие Божие силою бе­рется», а заканчиваются эти советы следующим изрече­нием: «Кто ради искания Царствия Божия и вечного спасения терпит осуждение, клевету, бесчестие, обиды, узы, изгнание — тот шествует верным апостольским пу­тем в Царствие Божие: в общение с Богом, с Пречистой Богородицей Девой Марией и всеми святыми всех пле­мен и народов».

 

Эта же тема продолжается в последующем Богому-дром писании архиепископа Антония «Мысли и советы духовного отца о вечном спасении». Оно включает в себя 150 изречений и говорит о том, что именно это и состав­ляет цель и смысл жизни — «это есть жизнь в Боге — в общении с Богом, с Пречистой Богородицей — Богома­терью и Девой Марией и всеми святыми всех народов».

 

В заключение Владыка пишет: «Покайтесь и веруйте в Евангелие. Я есмь путь, истина и жизнь, и никто не при­ходит к Отцу, как только через Меня. Веровать в Бога, Творца неба и земли, всех тварей есть нравственный долг человека. Правильная бескорыстная логическая мысль приведет лучших ученых всех народов ко Христу. Это мы видим на примере мудрецов — ученых волхвов, которые пришли, поклонились Христу и принесли свои дары.


Лучшие истинные философы, ученые всех народов веровали и веруют в Бога. «Мы веруем в присутствие во Вселенной независимого Духовного начала и в Его на­правляющее господство над ее стихийным механизмом. Мы также верим в абсолютное торжество в мире добра и правды в конце мирового исторического процесса», — таков ответ в 1960 г. большинства ученых всех госу­дарств, кроме коммунистических.

 

Иисус Христос сказал: Кто будет веровать, и кре­ститься, спасен будет, а кто не будет веровать осу­жден будет. Для всех ученых и неученых, — покаяние, смирение, сокрушение сердечное есть единственная дверь в Царствие Божие, в общение с Богом, с Пречис­той Богородицей и всеми святыми всех племен и наро­дов. Православная вера есть действующая любовь. Вера без дел мертва есть (Иак. 2, 26). Надо веровать и соблю­дать заповеди Евангельские. Кто любит Меня и соблюда­ет заповеди Мои, тот будет возлюблен Отцом Моим, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим».


Согласно этому тексту труд был написан не ранее 1960 года.

 

«Советы духовного отца и матери» включают 75 изре­чений и заключение с отеческой любовью утешает нас: «Православный христианин! Твердо, крепко верь, что ни бесы, ни звери, ни злые разбойники и люди не могут нам сделать зло, если на это не будет воли Божией, и про-мышление Божие разрешает только тогда сделать нам зло, когда это для нас душеспасительно, когда это зло идет во очищение грехов и в наследие Царства Славы Божией».

 

«Мысли о Христовой благодати» названы по началу первого изречения «Христова благодать снимает с чело­века проклятие законное, оправдывает пред Богом, при­мирив с Ним. Прощает и очищает грехи и дает силы ис­полнять новозаветный закон так, что кажется игом бла­гим и бременем легким» (Гал. 3, 10-13). Всего мыслей 30.

 

В заключение этого писания дается толкование еван­гельского изречения Я есмь путь и истина и жизнь. «Я есмь путь — потому, что Он как Бог, дал все средства к спасению, усвояя которые человек приходит к Богу. Христос есть истина, потому что Он как Бог, воплотив­шись, сообщил людям откровение Божественной исти­ны. Христос есть жизнь, потому что Он как Бог есть ис­точник жизни, а кто верою не принимает Его, тот под­лежит смерти. Христос есть Искупитель и только верою в Искупителя через Его возможно спасение».

 

«Мысли и советы духовного отца» включили в себя разные изречения, написанные по отдельности, а назва­ние дано по общим для всех предыдущих писаний с из­речениями заголовкам. Вот одно из них: «Скорби выше добродетелей, а болезни выше скорбей и терпение (бо­лезней) их труднее скорбей. За скорби и болезни венцы светлее, нежели за добродетели».

 

«Мысли о науке и религии» это богословское, религи­озно-философское, апологетическое писание Владыки Антония. Начинается этот труд следующими словами: «Вера и знание, религия и наука неотделимы друг от дру­га, но вместе с тем нетождественны, имеют совершенно различные цели, отвечают различным интересам челове­ческого духа и требованиям земной жизни».

 

Владыка отмечает: «Христианские истины дарованы нам Самим Богом или через избранных людей, — они содержатся в Священном Писании и Священном Пре­дании, в постановлениях Вселенских Соборов, творени­ях святых отцов. Истины христианской веры абсолютны, вечны, мы не можем к ним что-либо прибавить, или уба­вить, усовершенствовать или дополнить».

 

Он пишет: «Христианская религия зиждет свое уче­ние на Божественном откровении, наука основывается на изучении природы, но при различных задачах и мето­дах религии и науки и при поверхностном рассмотрении они имеют разномыслия, но в своей сущности они не противоречат друг другу. Библия и природа, религия и наука — это две знаменательные книги, предназначен­ные Творцом для пытливого человечества, и, как созда­ния одного и того же Творца — Бога, не могут противоречить друг другу. А данные науки, уже достигнутые и имеющие быть достигнуты общими усилиями человече­ского ума, будут содействовать желанному сближению науки и религии. Богом дана вера и сила знаний для наилучшей пользы в труде и в спасении».

 

Архиепископ Антоний продолжает: «Достижения науки, изучающей природу, научные выводы и открытия содействуют познанию Творца и Его премудрости даже тогда, когда представители науки отрицают Бога. Наука содержит в себе переложение мысли Создателя на чело­веческий язык, безсознательно излагает мысли Творца. Наука еще очень молода, она знает еще очень мало. От­ношение изученного наукой к неизученному выражается безконечно малой дробью. Возможно ли человеку объять знанием всю безконечную Вселенную, таящую в себе множество еще неоткрытых явлений? Нет оснований думать, что будто бы между наукой и христианской рели­гией утвердилось навеки противоречие. Многие ученые верили и верят в Бога. Наука не доказала и не докажет, что нет Бога».

 

В логической последовательности Владыка Антоний делает следующий вывод: «Научного мировоззрения — миросозерцания, научной философии, доказавшей не­возможность бытия Божия, не существует. На науке, с точки зрения православной, нельзя построить нравст­венного учения о должном. На науке нельзя построить учения о сущем. Этот недостаток науки восполняет ве­ликая христианская религия, в которой хранятся вос­принимаемые сердцем и умом величайшие нравствен­ные истины, имеющие нравственное приложение к жиз­ни человека и человечества. Ученые образованные, ин­теллигенция, рабочие и крестьяне разделились и разде­ляются на верующих и неверующих. Но исходное начало всех — религия».

 

Его «Пособие для исповедания согрешений Господу Иисусу Христу» — чин домашней исповеди, который, как указывает архиепископ Антоний, «обязателен для всех». В своем втором завещании он пишет: «Из Евангелия над преклоненной твоей главой изольется на тебя Сила свыше и вооружит твой подвиг на победы... Вне­мли: в сем смысл ежедневной исповеди, и для сего Хри­стос напояет нас Самим Собой».

 

«Краткая исповедь пред духовником» — прекрасный образец исповеди и может благодатно послужить всяко­му православном христианину в его совершении достой­ного плода покаяния.

 

В своем разъяснении «О таинстве Крещения во время гонения» архиепископ Антоний указывает, что во время гонения право крестить дано всем православным хри­стианам, он обращает внимание на самое главное в Та­инстве святого Крещения — троекратное погружение всего тела человека взрослого или младенца в воду во имя Отца, аминь, и Сына, аминь, и Святаго Духа, аминь.


Владыка пишет, что когда гонительные времена кон­чатся, тогда православные епископы и священники ми­ропомажут и восполнят святое крещение. Но ежели и с таким крещением умрет, то все равно пойдет в Царство Божие. В конце он отмечает, что Таинство святого Кре­щения заменяется во время гонения пролитием своей крови за исповедание веры в Иисуса Христа — Мессию, и Спасителя, и Искупителя.

 

Слова молитв Владыки восхищают своим совершен­ством, потому что они писаны Духом Святым. А какие у него прекрасные прошения на ектеньях!

 

Владыке Антонию принадлежат краткие молитвы «Перед чтением Евангелия». В них он говорит о Божест­венной силе, сокрытой в Евангелии, которая изливается при чтении словес Божественного Евангелия. Советовал ежедневно читать одну главу Евангелия, одну главу По­слания, одну кафизму и акафист Спасителю и акафист Божией Матери. Говорил: «Молитвою и чтением Свято­го Писания питается разумная душа человека».

 

Он писал прекрасные духовные стихи и с отеческой любовью дарил их своим верным духовным чадам, но даже и его стихи по внушению темных сил искажались и издавались под другим авторством.


Все свои дарования он имел за великое усердие в де­лании молитвы Иисусовой и исполнение заповедей Бо-жиих. При написании своих богословских трудов Вла­дыка Антоний Духом Святым восхищался в молитвенное собеседование с небожителями.

 

Вообще, Иисусова молитва при всех обстоятельствах была для Владыки превыше всего. Он рассказывал, что молитвой Иисусовой вылечил свое больное сердце.

 

Как бы долго ни находились в дороге, какие бы уста­лые, голодные и замерзшие ни возвращались в дом, Вла­дыка всех сразу ставил на молитву — непременно вычи-тывались все положенные службы и монашеское прави­ло. Он говорил своей помощнице матушке Антонии: «Знаешь за нами сколько бесов летело? Надо их молит­вой отогнать, а то тотчас бы нас окружили».

 

«Наступает такое время, — предупреждал Владыка, — что если не выполнять молитвенного правила, то никто не устоит, какого бы он высокого сана духовного ни был».

 

Сам он ни одной ночи не спал, если только днем часа два поспит, и то, смотрят на него — он и во сне Иисусову молитву шепчет. А когда сильно болел, лечил себя ли­тургиями, еще больше молился. Так побеждал себя. Бы­вало, огнем горит, но никогда не измерял ни температу­ру, ни давления. У него после лагеря были большие от­крытые раны на ногах, вены закупорены, ноги черные, помороженные, но никому их не показывал.

 

Он изучил гомеопатию и ею лечил, но всем одно ле­карство от всего давал. И люди выздоравливали. Врачи отказывались от неизлечимо больных, а Владыка Анто­ний, спросив о вере в Бога, исцелял. Имевшие болезни, приходили и были исцеляемы (Деян. 28, 9).

 

Одна женщина в Белоруссии с детства сильно болела, порча ноги, гнила кость, врачи не смогли ее излечить. Перед приездом Владыки гниение на ноге дошло до ко­лена, вид раны и страдания больной были ужасны. Вла­дыка помолился и помазал елеем из лампадки больную ногу, а затем спросил приехавшую с ним матушку Антонию, есть ли у нее какой-нибудь крем. Та ответила, что есть «Идеал». Он им также помазал ногу и дал больной как лекарство, так он скрывал свою благодатную по­мощь. Наутро рана затянулась, а через несколько дней наступило полное исцеление.

 

У одного молодого человека в Одессе была болезнен­ная опухоль на вене руки. Врачи отказались делать опе­рацию. Его мать приехала к Владыке за помощью, а ко­гда вернулась домой, то опухоли на руке сына не было.

 

К Владыке Антонию приезжала из Балашова одна больная девочка — рак груди. Он ее елеем из лампадки помазал. Приехала в следующий раз, говорит, что опу­холь пропала.

 

Его келейница матушка Антония вспоминает: «Одна­жды жена моего брата получает телеграмму, что отец ее умирает, он-был сердечник. Она приезжает к нам вся в слезах: «Владыка, папа умирает — обширный инфаркт!» Владыка ушел молиться к себе. Прошло минут сорок. Выходит Владыка, весь сияющий, говорит: «Бей теле­грамму, твой отец жить будет». Она шлет телеграмму, в ответ получает извещение, что папе хорошо, папа вы­здоровел. Врачи поражены были. Он еще пережил Вла­дыку».

 

Архиепископ Антоний бесов изгонял. Когда беса вы­гонял, видно было хорошо, как он пеной выходил. Из одной женщины изгонял беса в ее отсутствие. Читал за-клинательные молитвы над водой, потом давали ей эту воду пить, и бес из нее вышел. И сказал им: сей род не может выйти иначе, как от молитвы и поста (Мк. 9, 29).

 

Все дары Божий он имел в совершенстве. Господь от­крывал ему страдания его духовных чад, он за них мо­лился, и грехи их брал на себя.

 

Владыка вел активную переписку с теми, кто не мог к нему приехать. Если письмо шло почтой, то Владыка пи­сал мелким трудно читаемым почерком и начинал пись­мо словами «Здравия и истинного счастья всем сердцем желаю дорогим родным», а заканчивал: «Любящая Вас крестная Мама и дети и внучата». Конверты подписывались духовными чадами Владыки, а иногда он сам их от­правлял и на почте просил незнакомых людей написать адрес на конверте и вложить туда письмо. Духовные чада свои письма Владыке писали на имя жены отца матушки Антонии, по этому адресу и приезжали, а оттуда направ­лялись к Владыке. Это были необходимые меры предос­торожности, т.к. гонения за веру не прекращались.

 

Письма, которые передавались с верными людьми, Владыка писал красивым открытым почерком с круп­ными заглавными буквами и начинал словами «Во имя Отца и Сына и Св. Духа. Аминь», а подписывал: «Любя­щий Вас — Ваш Богомолец Смиренный Старец АЕА (Ар-хиЕпископ Антоний)».

 

Во всех письмах Владыка в разных вариантах всегда писал свое любимое изречение: «Взаимная Божия лю­бовь и молитва друг за друга есть главное условие для вселения и пребывания в нас Духа Святаго, спасающего род человеческий». Он давал исчерпывающие, в соответ­ствии с учением Православной Церкви, ответы и разъ­яснения на богословские вопросы своих духовных чад.

 

Довольно часто он сам ехал к тем, кто в нем особенно нуждался. Когда ему советовали прекратить поездки, он объяснял: «Я молился о покое, но Матерь Божия не бла­гословляет сидеть на одном месте — велит ездить и окормлять свою паству». Пастырей ваших умоляю я, со-пастырь, и свидетель страданий Христовых, и соучастник в славе, которая должна открыться: пасите Божие ста­до, какое у вас, надзирая за ним не принужденно, но охотно (и богоугодно), не для гнусной корысти, но из усердия; и не господствуя над наследием Божиим, но подавая пример стаду; и когда явится Пастыреначальник, вы получите неувядающий венец славы (1 Петр. 5, 1 — 4).

 

Многие из верных духовных чад Владыки, видя его добрый пример, принимали иночество, монашество.

 

Однажды матушка Антония по неразумному совету одного иеромонаха порвала свой паспорт, а Владыка ее поступок не одобрил и строго сказал: «Надо страдать не как гражданка, а как христианка». Перед своим упокоением он и себе оформил паспорт, чтобы не было трудно­стей с похоронами. Владыка говорил: «Страданиями на­шего поколения отброшены на десятки лет страдания других людей».

 

Террор богоборческой власти против Русской Пра­вославной Церкви не прекращался: закрывались хра­мы, монастыри, духовные школы, верующие подвер­гались жестоким репрессиям. И Владыка Антоний тайно постригал своих духовных чад в иночество, мо­нашество и схиму. По воле Божией рукополагал в священный сан, возводил в игуменство. Верная его помощница матушка Антония игуменство приняла от Владыки в 1970 году, а великую схиму - в 1973 году с именем в честь его небесного покровителя преподоб­ного Антония Великого.

 

В 1970 году Владыка получил анонимное письмо с приглашением на безбожный суд. Он кротко и смиренно ответил восставшим против него духовным чадам, на­звав их имена и грехи, которые они тщательно скрывали. С отеческой любовью, призывая их к покаянию, он на­писал: «Раньше о. Николай поверил этим клеветникам и не поминал меня несколько Божественных литургий, ждал ответа от Московской Патриархии; и ему письмен­но ответил духовник Патриарха, что я нахожусь в списке Православных Епископов, по болезни актирован и на епархии не служу, тогда о. Николай стал просить покая­ния, но я разъяснил, что без суда Вселенского Собора никто не может совершать Божественную литургию, не поминая своего Епископа, который рукополагал Вас! Ибо Дух Святой через Епископов избирает священни­ков, а это есть бунт против Духа Святаго. Я прощаю, но наказание потерпите, что и случилось уже». Будучи зло­словим, Он не злословил взаимно, страдая, не угрожал; но предавал то Судии Праведному (Щетр. 2, 23). Ответ на анонимное письмо тем, кто отверг его и оклеветал, он подписал: Ваш смиренный Богомолец.

 

Владыка строго обличал осуждение. Не только сам никого не осуждал, но и другим не позволял этого делать. Он отказывался слушать осуждение и говорил: «Я не нуждаюсь в таком свидетельстве. Если мне это будет необходимо знать, то мне Бог откроет, кто есть кто. А осуждать ближних нельзя, за них нужно молиться. За осуждение буду строго наказывать». А голос у него при этом тихий, спокойный. Никогда не видели его раздра­женным или взволнованным, и в скорби и в благополу­чии он был всегда в одном расположении духа, серьез­ный и кроткий. Если при Владыке кто-то увлечется мно­гословием, то он тут же переведет разговор на другую тему и подведет к молитве.

 

Чтобы познать волю Божию, как поступить в жиз­ненной ситуации, Владыка Антоний советовал положить жребии: «Три дня пусть лежат под иконой Спасителя и ежедневно - читай акафист Спасителю, Божией Мате­ри, св. Николаю, канон Ангелу хранителю и канон всем святым и вынь жребий утром натощак».

 

У архиепископа Антония Михайловского имеется два завещания.

 

Первое из них было написано в 1975 году, когда Владыка Антоний за год до своего упокоения умирал. Он пишет его своей возлюбленной дочери, псаломщи­це, помощнице матушке Антонии. Он завещал ей о его смерти почти никому не сообщать: «Всем говорите, что обижаться нельзя — таково по откровению Божию: завещание — дано для спасения всех верных и особен­но меня — схииг. Антонии». В завещании пишется: «Причастие — по своему благоусмотрению, но каждый пост — обязательно... На могиле — поставить только, если возможно, дубовый деревянный крест». Это за­вещание заканчивается такими словами: «Благодать Господа нашего Иисуса Христа и любовь Бога Отца и причастие Св. Духа да пребудут во веки с тобою и со всеми благорасположенными к тебе верными. Аминь! Тебя любящий и умирающий, смиренный богомолец — АЕА».

 

В 1976 году, перед своим упокоением, Владыка сказал матушке Антонии, что должен был еще год назад умереть, но умолил Господа, чтобы побыть еще годик с ни­ми. И чего ни попросим, получим от Него: потому что со­блюдаем заповеди Его, и делаем благоугодное пред Ним (1 Ин. 3, 22). Говорил: «Если я дольше останусь жить, то буду лежать все время. А ты этого не вынесешь. Людей будет много приезжать...»

 

Затем архиепископ Антоний написал свое второе вы­сочайшей духовности завещание и адресовал его сотруд­нице своего покаяния рабе Божией Антонии. В конце завещания он пишет: «Внемли, внушением Божиим мо­литва на исход души Господу и Его Матери и канон испрашивания слез покаяния вменяется тебе и всем преподобящимся в ежедневную обязанность, как послуша­ние старцу своему. Сие да будет неотменным на всю жизнь и до кончины моей, и по кончине твоей».

 

Таким образбм, завещание Владыки Антония адресо­вано и всем, кто смиренно приступает к деланию молит­вы Иисусовой по его Богодухновенному писанию, обре­тая во Владыке своего старца и имея от него послуша­ние.

 

Владыка перед упокоением начал слабеть. Шел Вели­кий пост, приближалась вербная седмица. За два дня до смерти у Владыки началось невероятное кровотечение. А произошло это из-за того, что матушка Антония упроси­ла его разрешить одну женщину от греха блуда с иеромо­нахом, который, умирая, просил за него покаяться. Это и был тот о. Николай, поверивший клевете на архиепи­скопа Антония, а потом просивший покаяния.

 

Владыка сказал матушке: «Как же я ее разрешу, ведь я должен тогда епитимью нести. А как я, больной, уми­рающий, понесу?»

 

Когда же эта женщина ему покаялась, то Владыка го­ворит матушке: «Понимаешь, что произошло? Ведь я теперь душой должен в ад сойти...» И только он это ска­зал - температура за сорок, судороги. И изо рта шла кровь, и снизу шла кровь — все заливало кровью. Но ни одного стона не было. Только шепчет: «Слава Тебе, Бо­же! Слава Тебе, Боже!» И не разрешал делать даже успокоительные  уколы.   Никаких лекарств   не  принимал. Кровотечение длилось сутки.

 

Владыка как-то сказал: «А вам еще придется постра­дать. Но когда придет это время, то не устрашитесь, иди­те как на крест, смело, с открытой грудью. Благодать вас осенит, и устоите. А если в мыслях раздвоишься, поко­леблешься, испугаешься за себя или за родных, то в это время демонская сила вмешается, благодать отойдет и уже не устоять в страданиях».

 

Перед кончиной Владыки его верные духовные дети плакали, а он им с отеческой любовью говорил: «Плотяные вы мои! Ну что вы плачете, ведь мы - христиа­не - люди Духа. Люди Духа будут жить вместе, потому что Дух не умирает. Всегда будем вместе жить. А там, если удостоюсь Господа видеть, то буду вам помогать. Плотяные мои, как вы можете не верить, что мы люди Духа».

 

В последний день никто не спал. Читали все время Иисусову молитву и канон на исход души у лежащего на кровати Владыки. Он говорил, чтобы этот канон чита­ли - он отгоняет бесовскую силу. Перед своим упокое­нием он благословил своих духовных чад такими слова­ми: «Молитесь, грехи Ваши прощены».

 

Перед самой кончиной Владыки был такой момент. Ему, невидимо для всех присутствующих, подносились три чаши, которые он выпил. Присутствующие видели только, как он трижды широко открывал рот и глотал. Первый раз он сделал это с большим трудом, а затем все легче. После этого Владыка посмотрел в сторону дверей, грозно-грозно, как будто там демон явился. Потом сло­жил руки, закрыл глаза, и все - тихо отошел к Господу. На часах было 12 часов 40 минут.

 

12 апреля - память преподобного Иоанна Лествични-ка, 14 - преподобной Марии Египетской - учителей по­каяния Святой Соборной Апостольской Православной Кафолической Церкви Христовой.

 

Божиим промышлением между этими вселенскими святыми 13 апреля 1976 года, во вторник вербной седмицы, упокоился архиепископ Брянский Антоний (Михай­ловский). День был пасмурный, моросил дождик.

 

Владыка Антоний как-то говорил своей помощнице матушке Антонии, что она будет в Иерусалиме, а она не верила.

 

Ровно через 30 лет, в 2006 году, в Великий пост, после переходящего празднования преподобного Иоанна Ле-ствичника схиигумения Антония со своими духовными чадами совершила паломничество в Иерусалим. На Бла­говещение она причащалась в Назарете, где служил Пат­риарх Иерусалимский. В воскресенье, переходящее празднование преподобной Марии Египетской, матушка Антония причастилась за Божественной литургией у Гроба Господня, а во вторник вербной седмицы, завер­шив свое паломничество по Святой Земле, улетела само­летом из Иерусалима в Москву. Ибо никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой: но изрекали его святые Божий человеки, будучи движимы Духом Святым (Петр. 1,21).

 

Перед самым упокоением Владыки его келейнице ма­тушке Антонии пришла мысль при погребении одеть ему не митру, а красиво расшитую скуфью. Владыка, видя ее смущение, лежа на смертном одре, строго ей сказал: «Я — архиепископ! Ты не имеешь права так меня обла­чать», и потребовал одеть его по кончине во все архие­рейские облачения, которые были к тому времени толь­ко что сшиты. Его воля была исполнена: Владыку обла­чили в саккос, черную бархатную ризу, на голову надели митру епископа Сергия (Кудрявцева). Чтобы скрыть Владыку от посторонних глаз, его всего укрыли живыми цветами — незабудками, которых в тот год как никогда было великое множество.

 

Хоронили на следующий день в 16 часов. Приехав на кладбище Лесной Бучи (20-ть км от Киева), где к тому времени собралось много посторонних людей, духовные чада недоумевали, как спустить с машины открытый гроб. Вдруг пошел сильный дождь, капли были с пятикопеечную монету, и пришлось гроб срочно закрыть крышкой. При этом возникла необходимость пододвинуть Владыку, и стала видна митра. Кто-то из посторонних громко крикнул: «Хоронят великого человека!» В синагоге их был человек, одержимый духом нечистым, и вскричал: оставь, что Тебе до нас, Иисус Назарянин? Ты пришел погубить нас. Знаю Тебя, кто Ты, Святый Боже (Мк.1, 24).

 

Похоронили Владыку Антония рядом с могилой ма­тери его келейницы матушки Антонии, которую Влады­ка перед ее упокоением постриг в иноческий чин.

 

Следует заметить, что время земного архипастырско­го служения Владыки Антония пришлось на период рус­ской истории с объявлением мировой богоборческой властью войны против Церкви Христовой в России. И как следствие - массовый террор с невиданными доселе репрессиями против архипастырей, священнослужите­лей и мирян. Этим и объясняется тайное, а не открытое священнослужение архиепископа Антония Михайлов­ского в лоне Русской Православной Церкви Московско­го Патриархата по благословению Патриарха Москов­ского и всея Руси Алексия I. Это было служение в духов­ном подполье по законам военного времени.

 

Схимитрополит Серафим Тбилисский (Мажуга; 1896 — 1985), выслушав рассказ духовного чада архиепи­скопа Антония об его подвижнической жизни, сказал: «Таких архиереев очень мало, - редкий архиерей может вести такой аскетический образ жизни».

 

В последние годы его труды издавались неоднократно в России, а также в Украине и Молдавии.

 

В альманахе Самарской епархии об архиепископе Ан­тонии пишут: «подвижник благочестия, исповедник, старец, богослов». На его страницах в рубриках «Русское Добротолюбие», «В свете Истины» и «Исповедание ве­ры» впервые были опубликованы Богомудрые писания Владыки Антония «Советы духовного отца» и «Советы духовного отца и матери», «Мысли о науке и религии» и «О имени Иисус Христос».

 

В 2008 году в этом же альманахе за № 1 было опубли­ковано его Богомудрое писание «Мысли о спасении». О Владыке в этом номере пишут: «Святитель Русской Пра­вославной Церкви Антоний (Михайловский; 1889—1976) имел от Бога высшую степень всех добродетелей — мо­литву зрительную, в нем действовали во всей полноте возможные для человеческого существа дарования Бо­жий. Он был из тех немногих редких душ, которые очи­щены благодатью, премного любимы Богом и имеют ум Христов».

 

Белгородский старец архимандрит Серафим (Тяпочкин; 1894 — 1982) говорил об архиепископе Антонии: «Я был бы счастлив, если бы стоять хотя бы под окном, где служит Владыка».

 

Народное почитание архиепископа Антония выража­ется и в том, что его Богомудрые писания становятся для многих православных христиан руководством в делании молитвы Иисусовой и спасении. Те, кто при земной жизни Владыки не встречался с ним, но искал себе ис­тинного старца-наставника в деле своего спасения, об­рели его в нем и полюбили Владыку Антония как своего духовного отца.

 

В предисловии к молдавскому изданию помещено благословение матушки Антонии: «Да благословит Вас всех Господь, и Царица Небесная покроет Своим омо­фором. Очень тронута Вашим вниманием и верой, рас­творенной большою любовью к нашему общему отцу архиепископу Антонию. Да поможет Вам Господь это благое дело сделать, усовершенствовать книгу. С любо­вью к Вам схиигумен. Антония».

 

Эти издатели рассказали матушке, что у них в Молда­вии, на родине преподобного Паисия Величковского, по­читают Владыку Антония как великого угодника Божия. Его фотографии стоят среди икон в монашеских кельях и в домах мирян. Они считают его своим духовным отцом и просят его принять их как своих духовных чад.

 

Можно по праву считать великим чудом то, что мо­литвенным предстательством Владыки Антония пред Богом его бывшей келейнице схиигумении Антонии дарованы Богом многие добродетели. Она обрела своих духовных чад и приняла участие в возрождении из руин Иосифо-Волоколамского монастыря под Москвой, на­селила и благоустроила Свято-Троицкий девичий мона­стырь в Курске и созидает, по благословению схимитро-полита Иувеналия (Тарасова), женский монастырь пре­подобного Алексия человека Божия в Золотухине, за Курской Коренной пустынью.

 

Неисчислимы чудеса Вселенского Святителя архи­епископа Антония при его земной жизни и после нее всем, кто с верою и любовью приступает к его молитвен­ному предстательству пред Всевышним. Бог же не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы (Лк. 20, 38).

 

У одной из матушек умер отец. Через какое-то время он является ей. Она ему: «Говорят, Владыка не истин­ный!» А он отвечает: «Глупая ты. Когда Владыка поды­мался выше солнца, мы его встречали и пели: «Добрый пастырь, прими свое стадо».

 

Рабе Божией Анастасии приснился сон: на востоке, на небе — великое сияние, и там могилка Владыки, и он сам стоит у креста в белом облачении, а оно так блестит.

 

Матушка Антония знает многих людей, которые ис­целялись на могилке Владыки, и у которых разрешались скорби и проблемы.

 

В 1985 году в Ростове-на-Дону одной девушке, тяжело болевшей с детства и пришедшей от этого в отчаяние, в сонном видении явился Владыка Антоний, которого она раньше не знала. Он испросил у Бога для нее дар поэти­ческий, и она начала писать сначала стихи, а затем прозу и стала известной духовной писательницей. Мать ее отца была родной сестрой Тихона Голынского. Свою книгу она назвала «Радуга жизни», в ней есть повествование о Владыке Антонии и стихи, посвященные ему.

 

У Владыки в «Мыслях о спасении» есть такое изрече­ние: «Радуга радует — как живой образ всеединства, в ко­тором небо и земля сочетаются в неразрывное целое — это завет между небом и землей» (95).

 

В 2005 году в Азове одна христианка увлеклась лож­ным учением Гробового. Ей дали почитать книгу архи­епископа Антония, и как пелена спала с ее глаз. Над книгой она проплакала три дня, и с чувством глубокого покаяния возвратилась в Православие. Владыку считает своим духовным отцом и почитает его святым. У нее есть фотография Оптинских старцев, а в центре их — архи­епископ Антоний Михайловский.

 

Зимой 2007 года на Белгородчине духовные чада Вла­дыки Антония раскрыли перед одним священником, ис­поведавшим Владыку святым за свое спасение от смер­ти, его архиерейские одежды, которые источали незем­ное благоухание. Такое же благоухание, как на мирото­чивой иконе, источает золотистая поручь Владыки, ко­торую подарили этому батюшке.

 

Святая вода и запасные дары Владыки исполнены особой благодати. Одну благочестивую христианку, уми­рающую от рака и признанную врачами безнадежной, ' причастили такой частицей, и она исцелилась. Владыку почитает великим угодником Божиим.

 

В середине лета 2008 года матушка Антония ездила на могилку к Владыке со своими духовными чадами. Одна из них в дороге не могла сидеть из-за сильных болей в позвоночнике. У Владыки она получила исцеление и прославила Бога, дивного во святых Своих.

 

Там же местная женщина рассказала, что ее дети дол­го не могли продать квартиру. Она узнала о Владыке Ан­тонии и с верой пришла к нему на могилку, попросила его помощи. Вскоре на кладбище у нее зазвонил мо­бильный телефон, звонили ее дети, сказали, что к ним пришли покупатели и купили их квартиру. Она и стоя­щие рядом с ней женщины почитают Владыку как свято­го угодника Божия.

 

Владыка Антоний в своем Богомудром писании «За­бытый путь опытного Богопознания или Тайна спасе­ния» пишет: «С первых дней христианства и до послед­него времени Небесный Свет, озарявший тьму мира сего, исходил из пустынных монашеских келий, где со­вершалось в лаборатории духа великое тайнодействие, — вещество одухотворялось: грешная телесность — в свя­тую, нетленную плоть, вода слез претворялась в вино веселия вечного. Там, в огне внутренних скорбей и тай­ного келейного плача, овеществление духа, его падение в вещественность перегорали окончательно. И из огня со­крушений и плача выявлялось Новое Бытие — вечное, нетленное; раскрывались тайны Царствия Божия здесь, на земле, в светлых ликах нового творения, в ликах свя­тых. И последние лучи этого келейного света, блеснув­шие над землей: преподобный Серафим, старец Паисий Величковский, епископ Игнатий Брянчанинов, Иоанн Кронштадтский, Оптинские старцы и др. — озарили гру­стную землю уже особым трепетным светом: тихим, ве­черним, закатным — светом окончательного конца. В этом свете хотя и чувствовалась Небесная Улыбка, но в лучах его трепетала тайная скорбь последних времен, скорбь за грешный не преображенный мир, идущий к своему грозному, неотвратимому концу. В этой светлой скорби последних святых почувствовался закат христи­анства, почувствовался конец мира. Это были последние закатные лучи вечернего света христианства перед гря­дущим утром нового дня, к которому мы и приблизи­лись.

 

Ныне же нас покрыла темная ночь. Мы вошли в но­вую, ночную эпоху. И путь наш без луны и без звезд. Путь наш во мраке. И дойдем ли до врат Нового Бытия? Переплывем ли это бурное море страстей, беснующееся в последних судорогах? Увидим ли радостный берег Но­вой Земли? И на чем переплывем, когда Апостольский корабль разбит?..

 

Хотя сам великий Апостол языков, плывший на ко­рабле со своими спутниками, и спасся, но только на об­ломках от корабля (Деян. 27, 40 — 44). И это для нас есть сокровенный образ пророческого знамения, бодрящий и спасительный, охраняющий нас от возможного уныния и отчаяния. Крепко держась за обломки, и мы спасем­ся — по апостольскому слову — и будем выброшены из зыбкой пучины на твердый берег.

 

Обломками от апостольского корабля для нас служат писания святых отцов. На этих обломках и будем спа­саться».

 

Для включения в Собор новомучеников и исповедни­ков Российских архиепископа Брянского Антония (Ми­хайловского; 1879 — 1976) есть все: праведное житие, православное безукоризненное, народное почитание и чудотворения. И воссияет из Русской Православной Церкви всему миру солнце и озарит наш путь во мраке, а его Богодухновенные писания и будут нам теми облом­ками от апостольского корабля, на которых и будем спа­саться.

 

«Меня сейчас никто не знает, а затем весь мир узна­ет», — так говорил Владыка матушке Антонии. И это пророчество сбылось буквально — в мае 2009 года в пра­вославный интернет-магазин всемирно известного изда­тельства «Русский Паломник» поступила книга «ВАШ БОГОМОЛЕЦ СМИРЕННЫЙ СТАРЕЦ» Мученическая жизнь и Богомудрые писания архиепископа Антония Михайловского (1879—1976)». Через Интернет весь мир узнал о Владыке Антонии.

 

Владыка Антоний в конце своей земной жизни как-то трижды повторил: «Как мне хочется быть после смерти там, где находятся три святителя: Василий Великий, Григорий Богослов и Иоанн Златоуст — у престола Гос­подня». И эти слова в устах величайшего подвижника — свидетельство Духа Святаго.

 

Архиепископ Антоний Михайловский дан Самим Ду­хом Святым как Вселенский Святитель и Учитель Церк­ви, и все православные христиане, истинно спасающие­ся в последних временах, обретут в нем своего Бого­мольца и Смиренного Старца.


 
Вернуться      Вверх страницы

Поделиться:




 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

 
 
  • Российское фэнтези — увлекательно и необычно
  • Просим молитв: Одессит – архиепископ Евлогий подвергся нападению экстремистов
  • Поучения Григория Распутина
  • Сегодня начинается Успенский пост
  • Слепой ведет слепого... Мнение митрополита Антония Сурожского об абортах
  • Кто займет Киевский престол - версия митрополита Павла
  • Об отречении от Христа
  • Страстная седмица
  • Чем большие грехи нам были прощены
  • Патриарх Феофил: «Гонения не смогли одолеть Русскую Церковь»
  • В Одессе с первосвятительским визитом находится Блаженнейший митрополит Владимир
  • Церковь празднует Благовещение Пресвятой Богородицы
  • Советы Афонского старца
  • 4 июля в Киеве в Храме во имя Святителя и Чудотворца Иоанна Шанхайского состоялась архиерейская Литургия в честь Престольного праздника
  • УШЕЛ ПАСТЫРЬ ДОБРЫЙ
  • Украинская Православная Церковь готова идти на контакт с анафематствованными раскольниками Денисенко
  • ЗАПОВЕДАНО ТЕРПЕТЬ
  • ЕПИСКОП ДИОМИД ГОТОВ СОБРАТЬ СОБОР ВЕРНЫХ
  • Письма в поддержку епископа Ипполита, пришедшие с марта 2008 года
  • Участникам Международной духовно-просветительской программы «Под звездой Богородицы»
  • ДОКУМЕНТ: Обращение иеросхимонаха Рафаила (Берестова) в поддержку епископа Анадырского и Чукотского Диомида
  •  
     
    Комментарии (0)  Распечатать
     
     

    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
    Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Комментарии:

    Оставить комментарий

       
    Сентябрь 2017 (4)
    Август 2017 (6)
    Июль 2017 (17)
    Июнь 2017 (14)
    Май 2017 (25)
    Апрель 2017 (25)

       
    «    Сентябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    252627282930 

       


    Крестный ход под звездой Богородицы (2008г.)



    МЕЖДУНАРОДНЫЙ КРЕСТНЫЙ ХОД (2009г.)

    Loading...
       
    Достаточно ли программ, посвященных религиозной проблематике, на ТВ и радио?

    Нет
    Да
    Затрудняюсь ответить

       
    Главная страница | RSS | Контакты