Добавить в избранное    Сделать стартовой   Обратная связь   Мобильная версия сайта
         


Войти | Регистрация
       
Главная
» Новости
» Новороссия
» Православие
» Казачество
» Политика
» Экуменизм
» Ювенальная юстиция
» Крестный ход
» Общество
» История
» Сетевая глобализация
» За царя!
» Армия и флот
» НАТО - нет!
» Здоровье
» Выживание
» Книги, фильмы
» Карта сайта
» Полезные сайты
» Юридические документы
Публикации
Публикации
Публикации
Публикации

   
   


Память народа - крупнейший в мире интернет–портал подлинных документов о Второй мировой войне


Под Державным Покровом Пречистой

Спрут. реж. Галина Царева

Святой батюшка Иона. Фильм 2 - Духовный отец

Святой батюшка Иона. Фильм 1 - Путь к Богу

Времена Донбасса. Сара Реджинелла. HD. РУССКИЙ ПЕРЕВОД

Автокефалия - за и против

Гении и Злодеи уходящей Эпохи

Новый мировой порядок и ювеналка в России

Oткуда идут деньги


материалы для канонизации А.В. Суворова
  Общество, История : Фашизм и коммунизм: уравнение с двумя неизвестными  
 

Протоиерей Александр Добросельский

Уравнение фашизма с коммунизмом.

После осуждения нацистской идеологии по окончании Второй мировой войны и после обнаружения несостоятельности коммунистической идеологии по окончании войны Холодной, эти идеологии стали чужды большинству человечества. Обе идеологии все чаще представляются в мировом либеральном общественном мнении как равновеликие по своим негативным последствиям явления, ведь и при одном, и при другом режиме был тоталитаризм, концлагеря, репрессии, бесконечные произвол, жестокости и смерти, и многое другое. Но, как не трудно убедиться, это мнение является мнением, в основном, людей внешних, тех, кто не жил ни при одном, ни при другом режиме, и тех, чьи отцы и деды не сражались ни на одной из враждующих тогда сторон. В основном, это мнение разделяют так называемый англо-саксонский мир и их союзники. Счастливо избежав увлечения двумя модными в XX веке идеологиями, ни они, ни их потомки не чувствовали между этими идеологиями существенной разницы, а, между тем, это было бы весьма полезно для принятия верных, взвешенных решений...

Те же, чьи отцы и деды сражались за торжество коммунизма или фашизма, и которые от своих отцов и дедов не отреклись, даже если и не имеют веры в идеалы отцов, все же верят в то, что вера отцов лучше веры их врагов. И сыновья, и внуки, и правнуки тех, кто строил коммунизм, гордятся достижениями, энтузиазмом и самопожертвованием предков, хотя и убедились в несбыточности их надежд. И сыновья, и внуки, и правнуки фашистов гордо поднимают головы, заявляя, что их предки осуждены только потому, что победителей не судят, а побежденный всегда виноват... Которые из них имеют право не стыдиться своих отцов? И имеют ли они право гордиться своими отцами? Вот серьезные вопросы современности, которые внезапно возникли на месте уже, казалось бы, однозначно произведенных оценок.

Вряд ли энциклопедические, да и вообще рациональные определения коммунизма и фашизма, способны четко развести эти столь различные по сущности явления, показать практический их вред и пагубный их духовный характер, и то, какое из них страшнее и вреднее. Сравнение этих двух идеологических и культурных линий на уровне рациональном, не затрагивающем реальные взаимоотношения между людьми, действительно, вполне способно поставить между ними знак равенства, ведь и социальная справедливость (за что ратует коммунизм), и национальные интересы (за что ратует фашизм), достойны уважения. Рациональное, рассудочное, - всегда «научное», «отстраненное», то, куда не вовлечена личность во всей ее душевной и духовной полноте. Не собою в этом случае человек измеряет явление и не на себя примеряет вещь, когда занимается наукой, но измеряет их прибором своего ума, не в состоянии оценить эту вещь или явление объективно. Недаром изначально последователей было много и у коммунизма, и у фашизма, и наблюдающие со стороны не видят существенной разницы между ними и по сей день. И только плоды этих учений, во-первых, указывают на то, что эти идеологии ошибочны, и, во-вторых, то, что по масштабности заблуждения, и по масштабности последствий коммунизм куда менее страшен, чем фашизм. Недаром коммунистические партии в различных странах мира существуют до сих пор, а националистические и фашистские - запрещаются. Чем обусловлена эта разница, в чём сущностное отличие этих идеологий? Если до сих пор между ними ставят знак равенства, несмотря на очевидную между ними качественную разницу, не значит ли, что уравнение это с двумя неизвестными? Не значит ли это, что мы до сих пор не вполне определили их и не вполне понимаем их?

Постараемся понять сущностную разницу между ними через духовную, мистическую их сущность, для чего, как инструмент, используем какую-нибудь духовную категорию. Можно было бы использовать самое важное и эффективное для богословия понятие - любовь, но она вне богословия понимается всеми по-разному, и придется говорить как бы ни о чём... Можно было бы произвести анализ с приложением добродетелей, но и о них в различных идеологиях тоже различные представления... К тому же, подобных характеристик интересующим нас идеологиям дано уже предостаточно, и не привело, как мы уже отметили, к определенным результатам... Можно было бы отталкиваться от предмета веры, но и он безразличен современному либеральному сознанию, которое никак не увязывает поведение человека с предметом его веры. И только страдание ощущается всеми одинаково, как гнет и несвобода, от которых необходимо избавиться.

 

Страдание как критерий.

Страдание - категория самая заметная в духовной жизни человечества... Только что родившийся младенец сразу же плачет от страданий... «С точки зрения душевно-телесной организации, человек предназначен для переживания блага. Однако парадоксальным образом человек более чувствителен к переживанию страдания и боли, которые делают его уязвимым, несчастным и обреченным. Устройство сенсорных органов и высшей нервной системы таково, что переживание физического или душевного страдания превосходит переживание счастья своей силой, интенсивностью, продолжительностью и глубиной. При этом человек всегда переживает больше и глубже, чем он об этом может сказать. Адекватных средств для передачи его переживаний при помощи абстрактных понятий не существует»[1].

Любая философия и любая религия признает страдание человечества существующим и сама зачастую возникает из желания преодолеть страдание и найти путь к счастью[2], поэтому категория страдания, как одна из самых актуальных в жизни человека, весьма удобна для создания определений к тому или иному учению или религии.

Избавляясь от страданий, человек изначально действует на уровне инстинктов, выдавая еще неосознанные им самим наклонности своей духовной жизни. Но, чтобы избежать страдания, необходимо найти его причину и создать учение о его преодолении. И вот, человек создает учение, а каждое учение видит свою особую причину страданий и по-своему предлагает ее искоренить.

Христианскому сознанию свойственно принятие догмата о грехопадении человека и о последствиях грехопадения. Согрешив и, таким образом, отвергнув божественную жизнь, которой жил человек до грехопадения, Адам и все его потомки стали испытывать на себе «произошедшие вследствие падения изменения состояния природы человека и внешних условий его жизни»[3]... Страдания падшего человека происходят от, 1) во-первых, собственных грехов, 2) во-вторых, от потерявшего райскую гармонию мироздания[4]. При этом, интуитивное знание о том, что безмятежная, полноценная и счастливая, «райская» жизнь должна быть каким-то образом достигнута, в каждом человеке присутствует, и каждый к этой жизни стремится. Христиане же всегда понимали, что от страданий, следующих за грехами, можно уйти, для чего необходимо приобщиться благодатной силе Христа Бога и уйти от греха. Но от последствий космической катастрофы[5] уйти не мог в земной жизни и сам Христос, тело которого имело «нужду в пище и питье, подвергалось усталости (см.: Ин.4:6), требовало сна (см.: Мк. 4:38), было способно к болезненным ощущениям (см.: Лк. 7 22:41 - 44 и Ин. 19:30) и, наконец, вкусило смерть»[6]. К последствиям космической катастрофы относится и то, что вместо легкодоступного питания земля стала приносить человеку терния и волчцы (Быт.3:18), и питание приходится добывать трудом в «поте лица». А еще вред от животных, насекомых, непогоды, катастроф, зноя, стужи, утомляемости, трудоемкости любого изделия и его безжалостной хрупкости, ограниченности во времени, пространстве, знаниях, от низкой скорости мышления, и так далее, и так далее - все это последствия грехопадения человека, которые только отчасти могут быть преодолены усилиями человека и его покаянием[7].

Но коммунизм и фашизм имеют иные догматы.

Преодоление страдания при коммунизме (марксизме-ленинизме).

Коммунизм видит причиною всех страданий человечества несправедливое классовое устройство общества, и, в первую очередь, - власть имущий класс, который, якобы за счет эксплуатации подчиненных классов, стремится избежать собственных страданий. Коммунизм отрицал христианский догмат о грехопадении человека и его последствиях и происходящих оттого страданий, а значит и христианство вообще. По его, коммунизма, материалистической догматике, бытие определяет сознание человека, следовательно, если будут хорошие условия для жизни - будет хорош и человек. Коммунизм - это решение проблемы страдания человечества через уничтожение класса «эксплуататоров» как социального института, паразитирующего на теле общества и препятствующего созданию благоприятных условий бытия. Утверждалось даже, что класс эксплуататоров в своих интересах тормозит научно-технический прогресс (отсюда возникла слепая вера в Научно-техническую революцию как панацею от всех бед), и стоит только преодолеть это сопротивление, как все объективные проблемы человечества будут решены путем электрификации[8], и вскоре человек достигнет бессмертия и даже воскресит предков (см., например, «Философию общего дела» Николая Федорова), то есть, любую сказку сделает былью[9].

Как показала история, таким образом избежать страданий не удалось, так как вместо одних, которые были забыты и не актуальны уже в третьем поколении после революции, появились другие, искусственно созданные, и не понятно, какая ситуация из двух оказалась бы более терпимой. По крайней мере, на данный момент решено прекратить строить коммунизм по причине явной нелепости и противоестественности создававшейся при его строительстве ситуации, то есть, народ решил, что лучше терпеть естественные проблемы (см. выше пункт 2), да и бороться с ними приятнее, нежели самим создавать себе проблемы искусственные и бороться с самими собой.

Но самое главное, - обнаружилась полная беспомощность человека перед духовными проблемами (см. выше пункт 1), которые по наивности своей революционеры собирались преодолеть материалистическими методами, и которые являются последствиями грехопадения человека: перед греховностью человека, болезнями и смертью.

Преодоление страдания при фашизме (национал-социализме).

Национализм тоже отрицает христианский догмат о грехопадении человека и его последствиях, а значит и христианство вообще, так как считает нацию способной преодолеть все проблемы. Национализм - это решение проблемы страдания человечества с помощью национальных достижений. Бывает такая вера в собственный народ, вера в то, что такая талантливая и умная нация преодолеет все трудности. Очевидно, что для появления такой веры необходимы реальные успехи нации в решении проблем вселенского масштаба, необходимо превосходство достижений нации над достижениями других народов, ибо без искушения не бывает и греха, а искушению необходима реальная почва, в данном случае - успех. Если же нации кто-либо препятствует, как кажется, в благом деле решения проблем вселенского масштаба, то защитной реакцией становится фашизм. Фашизм - это решимость на уничтожение социальных сил и общностей, которые препятствуют нации, способной решить проблемы Вселенной, ну, и свои тоже... Фашизм возникает в случае, если признается существующей угроза для национализма. Фашизм не мелочится ни в сознании собственного достоинства, ни в мерах защитной реакции.

То, что национализм - это болезнь, и именно духовная болезнь, определенно доказывает главный лозунг националистов, подобный во всех странах: «Нация выше всего» (Deutschland uber alles, Україна - понад усе!, Россия превыше всего и под.). Божия заповедь гласит: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Мф. 22:37-40).

Националист же переиначивает эту заповедь, как бы говоря: «Возлюби нацию свою всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби соплеменника твоего, как самого себя».

Ставить идолов на место Бога - дело естественное для каждого грешника. Пьяница ставит на это место водку, блудник - женщину, сребролюбец - деньги, националист - нацию, а все остальные заповеди формулируются уже из наилучших условий для успешного идолослужения.

Но только если Бог превыше всего, можно научиться правильному использованию всего, что нам дано и при этом не грешить...

Христианам же оба направления были чужды и враждебны изначально, априори, до появления последствий... Христиане своим духом, просвещенным Духом Божиим, прозревали результаты этих «благих» намерений и начинаний заранее.

 

Христианское предсуждение о коммунизме.

Миллионы христиан замучены за неприятие коммунизма, хотя и само христианство проникнуто требованиями социальной и имущественной справедливости. Можно долго перечислять библейские тексты, требующие справедливого распределения благ. К примеру, апостол Иаков, почитаемый всеми праведник, из-за убийства которого, как считал Иосиф Флавий, разрушен был Иерусалим, писал: «Послушайте вы, богатые: плачьте и рыдайте о бедствиях ваших, находящих на вас. Богатство ваше сгнило, и одежды ваши изъедены молью. Золото ваше и серебро изоржавело, и ржавчина их будет свидетельством против вас и съест плоть вашу, как огонь: вы собрали себе сокровище на последние дни. Вот, плата, удержанная вами у работников, пожавших поля ваши, вопиет, и вопли жнецов дошли до слуха Господа Саваофа. Вы роскошествовали на земле и наслаждались; напитали сердца ваши, как бы на день заклания. Вы осудили, убили Праведника; Он не противился вам» (Иак.5:1-6).

Но, несмотря на это, христианин никогда не станет искать социальной или имущественной справедливости путем насилия, или, как было рекомендовано революционерами, «экспроприации экспроприаторов», потому что в этом случае, совершая действия во исполнение одной заповеди, нарушалось бы множество других. Тот же апостол Иаков говорит об этом так: «Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем. Ибо Тот же, Кто сказал: не прелюбодействуй, сказал и: не убей; посему, если ты не прелюбодействуешь, но убьешь, то ты также преступник закона. Так говорите и так поступайте, как имеющие быть судимы по закону свободы» (Иак.2:10-12). Именно поэтому апостол Павел требовал, чтобы рабы не восставали против своих Господ, и только если предоставлялась возможность мирно выкупиться из рабства, воспользоваться ею: «Каждый оставайся в том звании, в котором призван. Рабом ли ты призван, не смущайся; но если и можешь сделаться свободным, то лучшим воспользуйся. Ибо раб, призванный в Господе, есть свободный Господа; равно и призванный свободным есть раб Христов. Вы куплены [дорогою] ценою; не делайтесь рабами человеков. В каком [звании] кто призван, братия, в том каждый и оставайся пред Богом» (1Кор.7:20-24).

Вторая причина, из-за которой христиане не принимали коммунизм, это разное представление о природе и свойствах человека, то есть, разница антропологий. В соответствии с представлениями христиан, коммунизм (каким он представлялся самим коммунистам) на Земле никогда построен быть не может, потому что человек впал в греховное состояние, а мир испорчен. Из-за недостатка смирения в человеке, даже при наличии необычайно развитой экономики и возможностей, в обществе будут происходить волнения и даже войны. То есть, то, в чем убедились строители коммунизма спустя 70 лет упорного строительства, христиане понимали еще до начала этого строительства. За это их, как несознательных саботажников, и уничтожали...

И все же, в то же время...

Коммунизм стремится вперед, к чему-то положительному и новому, к социальному равенству и общественной собственности пусть и неверными средствами и путями. Коммунизму присуще интуитивное ощущение истины и счастья в единении и равенстве всего человечества. В этом своем стремлении он имеет вектор развития, направленный к христианскому социализму и христианству вообще. К сожалению, всегда было за пределами понимания коммунистов то, что только во Христе, в Духе Божием, с необычайной силой сглаживаются и становятся несущественными львиная доля различий и неравенств между людьми. К тому же, в Духе Божием эти неравенства, вместо предметов зависти становятся инструментами служения друг другу, конкуренция же становится конкуренцией не в отнимании друг у друга средств существования и удовольствий, но конкуренцией в добрых делах и в служении друг другу. Но понять то, что истинное равенство достижимо только на путях духовного служения Богу, неверующему невозможно, а таковыми были в подавляющем большинстве те, кто отрицал догмат о грехопадении и стремился избежать страданий иным, не христианским путем.

 

Коммунизм поддается определению

Так как коммунизм имеет положительное содержание, то именно поэтому поддается определениям, к примеру, в Большой Советской энциклопедии читаем: «Коммунизм - бесклассовый общественный строй с единой общенародной собственностью на средства производства, полным социальным равенством всех членов общества, где вместе с всесторонним развитием людей вырастут и производственные силы на основе постоянно развивающейся науки и техники, все источники общественного богатства польются полным потоком и осуществится великий принцип «от каждого - по способностям, каждому - по потребностям». Коммунизм - это высокоорганизованное общество свободных и сознательных тружеников, в котором утвердится общественное самоуправление, труд на благо общества станет для всех первой жизненной потребностью, осознанной необходимостью, способности каждого будут применяться с наибольшей пользой для народа»[10]. В сущности, это есть описание рая, но для райского бытия необходимо, чтобы у каждого труженика была смиренная сознательность Христова, а мир чтобы был - не окружающий нас, испорченный, но - райский, первозданный. Впрочем, достаточно было бы и первого условия, тогда несовершенство мира переживалось бы легко, да только строители коммунизма во Христа не верили, оттого и смирения не имели. Да и несовершенство мира тоже сделало свое черное энтропическое дело: падший мир устроен так, что без рыночной конкуренции возникла нехватка товаров, а коммунизм без изобилия товаров и вовсе оказался никому не нужен, ибо какой же рай с нуждою?

Фашизм не поддается определению

Фашизм же не имеет положительных стремлений. Именно поэтому, в отличие от коммунизма, у ученых всегда были проблемы с точным определением фашизма. Фашизм, вроде как есть, но при попытке понять, что же это за явление такое, обнаруживается, что его, вроде как, нет. В той же Советской энциклопедии о фашизме сказано следующее (статья «Фашизм»): «политическое течение, возникшее в капиталистических странах в период общего кризиса капитализма и выражающее интересы наиболее реакционных и агрессивных сил империалистической буржуазии. Ф. у власти - террористическая диктатура самых реакционных сил монополистического капитала, осуществляемая с целью сохранения капиталистического строя. Важнейшие отличительные черты Ф. - применение крайних форм насилия для подавления рабочего класса и всех трудящихся, воинствующий антикоммунизм, шовинизм, расизм, широкое использование государственно-монополистических методов регулирования экономики, максимальный контроль над всеми проявлениями общественной и личной жизни граждан, разветвленные связи с достаточно значительной частью населения, не относящейся к правящим классам, способность путём националистической и социальной демагогии мобилизовать и политически активизировать её в интересах эксплуататорского строя (массовая база Ф. - по преимуществу средние слои капиталистического общества). Внешняя политика Ф. - политика империалистических захватов» и т.д.

Как видим, определение подменяется перечислением ряда свойств. Из этой статьи понять, что такое фашизм невозможно, хотя трудно представить более заинтересованных в определении фашизма ученых, чем авторы Большой советской энциклопедии. Невозможно потому, что это явление не положительное, не созидающее, не имеющее собственной программы, но охранительное, реакционное, то есть, возникшее как реакция на угрозу извне, а значит, для определения своей сущности фашизм требует иных, не политических или экономических, но метафизических и мистических категорий.

Легенда о «благородном» фашизме.

Более того, реакционность фашизма представляется его оправданием. Дескать, если бы не возникло в европейской истории марксизма и социалистических революций, то не было бы и фашизма, что-де фашизм есть защитная реакция на социалистическое зло, что, если бы не было Ленина, не было бы и Гитлера, что Гитлер есть защитник традиционных европейских ценностей перед лицом дикой азиатской уравниловки. Так фашизм в глазах наивных и невежественных людей представляется явлением благородным, и тем «благородством» затмевается даже сопутствующий ему расизм, якобы существующий только как побочная издержка, продукт еще недостаточно облагороженных деятелей национализма.

Конечно, и коммунизм, и фашизм подчинили своему влиянию или вовлекли в деятельность множества различных людей, с различными склонностями и качествами, и верующих, и неверующих, примкнувших из страха или по недоразумению, но, чтобы судить о самой идеологии, важно увидеть коммуниста и фашиста в идеальном, «чистом» виде, каким он должен быть и каким его хотели видеть идеологи коммунизма и фашизма, нам важно увидеть их духовный портрет... Догматически ли идеальные адепты являются злодеями, или сопутствующий им человеческий материал? К примеру, расизм не является ли случайной примесью к фашизму, взвесью, случайно поднятой со дна взбудораженного общества, или это есть естественное проявление идеологии?

Это важно понять, ведь оправдать расизм ничем не возможно. С точки зрения не только христианства, но и естественной нравственности - это есть откровенное и бессовестное проявление ненависти, никак не оправданное антропологией. Все люди созданы любящим их Богом, и только грех может подавить в человеке таланты, которыми щедро снабжает Создатель и отдельных личностей, и целые народы.

Одного расизма достаточно было, чтобы миллионы христиан оказывали сопротивление этой новой бесчеловечной и безбожной идеологии, а эта идеология, хоть и была откровенно безжалостней коммунизма, к христианам относилась куда терпимей. Впрочем, ничего нового в том для нас нет. Но то, отчего появился парадокс терпимого отношения фашистов к христианам - является вопросом не только парадоксальным, но и крайне важным, способным пролить свет на природу фашизма. Кроме того, необъясненный конкордат фашизма с христианством[11] дает еще один повод фашистам к оправданию своего миролюбия, которое предстает в более выгодном свете, чем воинствующее безбожие коммунистов.

 

Мистические корни фашизма

Эти вопросы таинственно связаны с теми, которые возникали у удивленных до глубины души русских людей во время Второй мировой войны. А именно: как столь цивилизованные, образованные, чистоплотные, организованные, благородных манер и вообще, достойные всякого уважения немцы, оказались способны проявлять жестокость, превосходящую жестокость дикарей? Религиозные фанатики, революционеры, просто разбойники с большой дороги, как правило, убивали либо в состоянии аффекта, либо в запале борьбы, но целенаправленное, организованное и бездушное уничтожение миллионов миллионами холодных, звероподобных существ никак не укладывалось в сознании русского человека, как, впрочем, и других народов.

Как часто бывает, ответ на вопрос заключен здесь в самом вопросе. Так хладнокровно и организованно убивали именно благодаря тому, что были цивилизованными. Ведь цивилизованность и духовность - вещи разные...

Недаром историки подчеркивали, что фашизм, это - явление прежде всего европейское, то есть, возникающее на удобренной христианством почве. И, по нашему мнению, в нем наблюдается то, от чего предостерегал христиан еще апостол Павел, когда писал: «К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к [угождению] плоти, но любовью служите друг другу» (Гал.5:13). Языческие народы, хотя и знали только плотскую жизнь и стремились к угождению единственно плоти, но и в этом преуспеть не могли, будучи вообще неискусными и не творческими, как и все рабы плоти и врага рода человеческого. Апостол Павел, зная, что во Христе человечество получает не только небесное устроение, но и творческие возможности для устроения земного бытия, то есть для цивилизации, предвидел, что цивилизация, в свою очередь, может служить искушением для угождения плоти. Угождение же плоти в достигших высокой ступени цивилизации странах достигает такой ступени, когда кажется, что нация, создавшая такую цивилизацию, не нуждается уже в Спасителе и в духовной жизни, но способна сама преодолеть все страдания человеческого рода, и даже всеобъемлющий закон энтропии.

Христиане в первую очередь создают культуру, цивилизация же создается как побочный продукт, между делом, по ходу спасения души. Именно об этом сказано в Евангелии Самим Господом: «Не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться? потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Матф.6:31-33). В сотрудничестве со Христом в сердцах своих христиане копят богатства добродетелей, и без Христа приобрести эти богатства невозможно: «в добродетели рассудительность, в рассудительности воздержание, в воздержании терпение, в терпении благочестие, в благочестии братолюбие, в братолюбии любовь» (2Пет.1:5-7). Это и есть истинная культура - культивированное Духом Божиим сердце человеческое. К христианам примыкают и многие еще неверующие, но идущие тем же путём, с чуткой совестью люди, нравственные ценности предпочитающие комфорту в том случае, когда они не совмещаются друг с другом. Но живут рядом с ними и неверующие, чаяния которых заключаются в цивилизации, а не в культуре. Сытая жизнь, достаток, порядок, хорошее здравоохранение, наука, армия, государственное управление и свободы, удовольствия, развлечения и многое другое - это все вполне отвечает их интересам и представлениям о счастье. То, что сами они не создали бы такой цивилизации, им, скорее всего невдомек, ведь успехи эти они приписывают гению народа, с тем же гением ассоциируется, а значит и благосклонно терпится, и родная христианская традиция. Вот откуда появляется уважительное отношение к христианству, - как к части цивилизации. Чем больше успехи христиан в строительстве цивилизации, тем больше необоснованная гордость косвенно участвующих в этом строительстве неверующих их собратий, и вот, новый цивилизованный варвар тем более впадает в гордость, чем больше его мнимые цивилизационные успехи. Создают цивилизацию христиане, а преодолеть все страдания и проблемы с помощью созданной христианами цивилизации стремятся все, в том числе и националисты. Христиане создают цивилизацию и культуру, националисты пользуются только цивилизацией, а христианской культурой пренебрегают. Христиане, живущие в нацистском обществе, всегда остро осознавали это противоречие, этот паразитизм национализма. (Ярким художественным примером здесь может служить пастор Шлаг из фильма «Семнадцать мгновений весны»). Христиане понимали, что рядом с ними живет цивилизованный варвар, зверь в человеческом обличии, бестия, которой чужды милосердие и любовь. Если и ценит такая бестия культуру, то только в виде готовых произведений культуры, то есть в виде продуктов христианского духа, в виде произведений Бетховена и Баха, Анжелико и Данте. Если же у народа отсутствует высокое развитие цивилизации - нет у него и почвы для гордости и для национализма, ибо без искушения нет и греха. Если же какая-нибудь сила препятствует высокоорганизованной и цивилизованной нации в этом мечтательном преодолении мировых проблем собственными силами, возникает ответная реакция националистов - фашизм. Националист - это наследник и адепт христианской цивилизации, отвергающий христианскую культуру. Следовательно, фашист - это защитник христианской цивилизации методами христианской же цивилизации но антихристианскими духовными методами. Вот откуда у фашистов такой внешний лоск и порядок, и вот откуда такая звериная сущность. Именно об этом сказано апостолом Павлом: «Знай же, что в последние дни наступят времена тяжкие. Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны, клеветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра, предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся» (2Тим.3:1-5).

Внешний лоск придали им матери-христиански, а если и не матери, то бабушки или прабабушки, научившиеся в христовом смирении чтить божественное достоинство в человеке. Если бы не они, то не идеально глаженые рубашки с крахмальными воротниками и начищенные сапоги, не музыка Шуберта и Бетховена стали бы их имиджем. Естественный имидж фашиста, если отнять у него заимствованную у христианской культуры цивилизованность, это есть имидж дикаря. Но это не «благородный дикарь», не тот дикарь, который в разгар охоты за скальпами, опершись на копье, задумывается о том, что это, наверное, не правильно, - ходить за скальпами в соседнее племя и поедать мясо врагов, и не лучше ли уйти из племени в отшельники и скитаться «по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли» (Евр.11:38). Это не те благородные дикари, которые описаны в мировой литературе: не Пятница Робинзона Крузо, не Маугли и не Дерсу Узала. Эти герои были благородными, потому что слушали свою совесть и улавливали веяния космического Логоса даже при отсутствии цивилизации и не зная Божественного откровения. Фашисты - это не «благородные дикари», - это дикари по-настоящему цивилизованные, дикари вопреки окружающим их примерам высокой христианской культуры и вопреки ясному и известному им Божественному Откровению. Подходящий им имидж: скальпы и черепа за поясом, безжизненный блеск людоедских глаз, и котека. Да вот только понимают они, так как цивилизованные, что удобнее охотится за скальпами с помощью всей мощи государства, соподчиняясь друг другу в жесткой дисциплине, используя достижения наук и воодушевляя себя прекрасными искусствами.

К сожалению, приходится признать, что для возникновения национализма и фашизма как общественного явления необходимо очень много цивилизованных дикарей.

Реакция же на коммунизм - это не причина возникновения фашизма, но только повод. Благородный фашизм - всего лишь миф. Национализм - это нарыв, который так или иначе прорвет наружу: из-за бездуховной ситуации в охваченной национализмом стране общественные проблемы не только не будут решаться, но будут катастрофически усугубляться, а виновными в том будут обвиняться некие внешние силы. Прорыв националистического нарыва обязательно должен быть, следовательно, фашизм - есть естественное продолжение национализма, продолжение, ведущее к войне.

 

Альтернатива фашизму в борьбе с коммунизмом.

Но тогда мы обязаны задаться вопросом: каким же ещё образом можно было бороться с коммунизмом? В той исторической ситуации, когда с христианским освящением и устроением общественной жизни мы безнадежно отстали, была ли реальная альтернатива, чтобы избежать ужасающих потрясений? Ответ на этот вопрос не столь сложен, как кажется.

В XIX веке, в связи с неравноправием и имущественным расслоением общества, в странах христианского мира возникла кризисная, революционная ситуация, и многие страны на десятилетия утонули в крови. Но англосаксонский мир смог избежать революционных искушений или обойтись «малой кровью», что, безусловно, достойно всяческого уважения. Преодолением этим они обязаны Христу Богу, так как верили в Него и искали Его помощи и поддержки больше иных христианских народов. Чтобы это утверждение не казалось надуманным или преувеличенным, в подтверждение приведем красноречивую цитату авторитетнейшего эксперта в духовной жизни английского общества прошлого века, знаменитого писателя Клайва Стейплза Льюиса, который известен нам как автор «Хроник Нарнии», «писем Баламута» и др. художественных и богословских произведений. В его зарисовке «Баламут предлагает тост» бес по имени Баламут с сокрушением сообщает: «В английском секторе, где я в основном работаю, случилась страшная вещь: Враг [то есть Бог] почти прибрал к рукам себе на пользу прогрессивное и либеральное движение. От прежней вражды к христианству осталось очень мало. Повсюду развивалось преотвратительное явление, называвшееся христианским социализмом. Фабрикантов доброго старого типа, нажившихся на непосильном труде, не рабочие убивали - это бы хорошо! - а осуждали собратья, свой же класс. Богачи все чаше отдавали власть и деньги не от страха, не перед лицом насилия, а по велению совести. Бедные же вели себя хуже некуда. Мы [то есть бесы] резонно надеялись, что на свободе они пограбят как следует, поубивают, ну хоть запьют, а они, гады, стали чище, бережливей, образованней, что там - порядочней!»[12] В сочинениях Льюиса и многих других деятелей христианской культуры англосаксонского мира того времени можно увидеть напряженную личную духовную борьбу на стороне Христа, и чтобы убедиться в этом, достаточно прочитать «Письма Баламута» Льюиса, в которых видны психологическая глубина и драматизм, а значит и реальность этой борьбы. Благодаря этой борьбе и этой жертвенности, и все общество было не в пример здоровее многих соседних обществ, в подтверждение чего достаточно вспомнить историю с продажей Синайского кодекса. К сожалению, это общество все более теряет свое благородство и все более отрекается от своих духовных богатств...

К оправданию коммунизма.

Немного живой веры во Христа, жертвенности и добрых дел, немного порядочности, вот и все, что требовалось от элит, чтобы предотвратить революцию и войны, чтобы предотвратить назревший прорыв плотины.

Великая Октябрьская социалистическая революция 1917 года - это прорыв плотины, которая образовалась из-за отсутствия освященности социальной и политической жизни в России. Когда-то гений Петра Великого совершил много полезного для России, но, устранив Церковь от освящающего (не руководящего, в чём заключалось бы вмешательство в политическую жизнь, что неприемлемо для Церкви, а именно освящающего) влияния на политическую и социальную жизнь, он создал искусственную запруду в обществе, по образцу тех подобных ей запруд, которые были созданы в протестантских и католических странах западной Европы, и которые тоже обернулись революциями и войнами. Эта запруда, прервав естественное течение жизни в православной России, превратилась в плотину, стены которой не выдержали напряжения. Ненормальность социальной жизни в России видели также и христиане, но они из-за несвободы церковной, не могли оказывать достаточного освящающего влияния в этой сфере, а прорвать эту запруду, по указанным выше причинам, - по нежеланию христиан согрешать, - могли только неверующие наши соотечественники. Христианам осталось только наблюдать неконтролируемый и губительный прорыв и неуклюжую попытку строительства атеистами нового «справедливого» общества. Но мы их, атеистов-революционеров и коммунистов, понимаем и поэтому не осуждаем. Ведь это - наши атеисты и коммунисты, и у них души, воспитанные в православной культуре, души жаждущие той же социальной справедливости, которой жаждем и мы. Мы только отмечаем, что для строительства справедливого общества, насколько оно возможно на этой Земле, необходимо быть христианами, потому что социальная жизнь требует не только благородного желания справедливости, и не только активной деятельности, но и просвещенного Духом Святым мышления, и освящения Свыше.

Ни католики, ни протестанты, ни, тем более, атеисты, не способны построить истинно демократическое и коммунистическое общество. Истинная демократия, она же и истинный социализм - может быть только православным

Болезни же, если их не лечить, имеют естественное течение и прогноз. Естественное течение рассматриваемых двух болезней, как показывает на многочисленных примерах история, заключается в том, что фашизм ради цивилизации пренебрегает культурой, а коммунизм ради культуры пренебрегает цивилизацией. Даже если оба больные изначально находятся в тяжелом состоянии, в дальнейшем один больной, приобретя культуру, приобретет и цивилизацию, а другой, потеряв культуру, потеряет и то, что имеет, потому что цивилизация является производной от культуры, а не наоборот. Не об этом ли самом сказано в Евангелии: «Сказываю вам, что всякому имеющему дано будет, а у неимеющего отнимется и то, что имеет» (Лук.19:26)?

 

 


[1] Архим. Платон (Игумнов). Православное нравственное богословие, Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1994. С.175

[2] Например, Буддизм.

[3] Давыденков О., прот. Догматическое богословие: Учебное пособие / Протоиерей Олег Давыденков. - М.: Изд-во ПСТГУ, 2013. С. 330.

[4] См. там же, сс. 328-352.

[5] «Адаму же сказал: за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей.

(Быт.3:17

[6] См. там же, сс. 356-357.

[7] http://ruskline.ru/analitika/2014/08/27/rossiya_i_ukraina_odna_kupel_dva_poslushaniya/

[8] Например, один из знаменитых т.н. «заветов» В.И.Ленина, высказанный в речи «Наше внешнее и внутреннее положение и задачи партии» на Московской губернской конференции РКП(б) 1920 года: «Коммунизм - есть Советская власть плюс электрификация всей страны».

[9] В очень популярной советской песне так и пелось: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью!».

[10] Программа КПСС, 1972, с. 62

[11] Не только в переносном, но и в прямом смысле, например, Латеранский договор (конкордат) 1929 года между Католической церковью в лице папы Пия XI и Муссолини, в 1933 году тот же папа заключает конкордат с фашистской Германией

[12] Льюис. К. С. Письма Баламута.  Баламут предлагает тост. - М.: Гнозис; прогресс, 1991. С.152.


Источник: http://ruskline.ru/
 
Вернуться      Вверх страницы

Поделиться:




 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

 
 
  • Российское фэнтези — увлекательно и необычно
  • О наслаждениях и страданиях
  • Два секретных плана для Украины
  • Господь явит своего помазанника для Руси и в первую очередь в Новороссии для утверждения истины и правды
  • Россия и Украина: одна купель - два послушания
  • «Заявление Президента России – это глас вопиющего в пустыне»
  • Память Святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. Архимандрит Кирилл (Павлов)
  • Россия и Украина: одна купель - два послушания
  • Инцест
  • Фашизм: "сделано на Украине"
  • Церковь Христова и глобальный мир
  • Догмат Искупления и богослужения Страстной седмицы
  • Украина крупными мазками. Протоиерей Александр Добросельский
  • Хранить верность Крещению
  • Об отречении от Христа
  • Накануне передела мира. Глобальная духовная борьба XXI века определит победителя
  • О Рождестве Христовом. Протоиерей Георгий Городенцев
  • Протоиерей Димитрий Смирнов: Содомия — это не только извращение природы человека, это вражда против Бога
  • Идеологическая основа либерального фашизма - голос из Болгарии
  • Неделя молитв о единстве христиан завершилась экуменическим богослужением с участием представителей РПЦ МП в католическом кафедральном соборе Москвы
  • Вопиющее преступление всех веков и народов
  •  
     
    Комментарии (0)  Распечатать
     
     

    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
    Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Комментарии:

    Оставить комментарий

       
    Октябрь 2017 (3)
    Сентябрь 2017 (5)
    Август 2017 (6)
    Июль 2017 (17)
    Июнь 2017 (14)
    Май 2017 (25)

       
    «    Октябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031 

       


    Крестный ход под звездой Богородицы (2008г.)



    МЕЖДУНАРОДНЫЙ КРЕСТНЫЙ ХОД (2009г.)

    Loading...
       
    Достаточно ли программ, посвященных религиозной проблематике, на ТВ и радио?

    Нет
    Да
    Затрудняюсь ответить

       
    Главная страница | RSS | Контакты