Добавить в избранное    Сделать стартовой   Обратная связь   Мобильная версия сайта
         


Войти | Регистрация
       
Главная
» Новости
» Новороссия
» Православие
» Казачество
» Политика
» Экуменизм
» Ювенальная юстиция
» Крестный ход
» Общество
» История
» Сетевая глобализация
» За царя!
» Армия и флот
» НАТО - нет!
» Здоровье
» Выживание
» Книги, фильмы
» Карта сайта
» Полезные сайты
» Юридические документы
Публикации
Публикации
Публикации
Публикации

   
   


Память народа - крупнейший в мире интернет–портал подлинных документов о Второй мировой войне


Под Державным Покровом Пречистой

Спрут. реж. Галина Царева

Святой батюшка Иона. Фильм 2 - Духовный отец

Святой батюшка Иона. Фильм 1 - Путь к Богу

Времена Донбасса. Сара Реджинелла. HD. РУССКИЙ ПЕРЕВОД

Автокефалия - за и против

Гении и Злодеи уходящей Эпохи

Новый мировой порядок и ювеналка в России

Oткуда идут деньги


Проект многоэтажного дома, кирпичный дом
Дома из сухого клееного бруса, акции, подарки
egproekt.ru
Продукция sensopart
Продажа промышленной продукции
sensotek.ru

материалы для канонизации А.В. Суворова
  Общество : «Беркут» рассказал о тайнах Майдана  
 

Несколько дней прошли в ожидании штурма. Страшно представить, что здесь могло произойти. Во Львове «Правый сектор» формировал для отправки в Симферополь «поезда дружбы» с вооруженными боевиками, а на помощь беркутовцам со всего Крыма съезжались ветераны спецназа. «Фашистов воспевая, помни, гад, про 9 мая!» — предупреждает большой плакат на воротах базы. «Беркут, помни имя свое!» — гласит другой.
— Днем они спокойные, святые, а ночью превращались в каких-то демонов. Огонь, ядовитый дым, горят шины, летят камни. Порой казалось, что мы воюем с «оборотнями». Я помню, как однажды днем вышел и встал с крестом посреди улицы Грушевского священник Греко-католической церкви. И пока он так стоял, подняв крест, за его спиной вырастала баррикада. К вечеру священник пропал, а баррикада осталась. Они хватают камни, зажигательные смеси — и пошла жара. Они нас огнем, а мы их водой поливаем.

Мы никого не преследовали, чтобы там поймать, убить. У нас было четко: задержать — и в машину. Там оформляются документы, дело передается в суд. Дальше — тюрьма. 200 человек посадили. А 17 февраля их всех выпустили.

Всеволод Орлов, сотрудник крымского «Беркута», провел в центре Киева 80 дней. Три автобуса с крымчанами прибыли в столицу 26 ноября. На Новый год их отпустили домой на 5 дней. Затем — вторая командировка. 21 февраля раненого Всеволода на самолете вывезли в Симферополь. А уже 26-го люди, захватившие власть в Киеве, расформировали «Беркут».

— Я был ранен 18 февраля, — рассказывает Орлов. — В тот день Верховная рада решила обсудить вопрос о возвращении к Конституции 2004 года. Нас стянули в центр, так как ожидали провокаций. Мы оцепили по периметру правительственный квартал, а парни с Майдана оцепили нас. Они пришли хорошо подготовленными, все у них было при себе: биты, топоры, камушки и зажигательные смеси. Они захватили наш грузовик, который преграждал дорогу. Пытались этим грузовиком продавить наш строй. Потом быстро его откатили, при этом задавили кого-то из своих. В доме офицеров они сразу сделали медпункт: уже знали, что будут пострадавшие. В 12 дня на трибуну Майдана выходит какой-то депутат. Говорит: «Ура, мы поставили на обсуждение Конституцию 2004 года, мы побеждаем!» Все кричат: «Слава Украине! Героям слава!» Не проходит и двух минут, как они начинают штурм всего правительственного квартала по кругу. На Грушевского они поджигают колеса. На улице Институтской, на Крепостном — везде, где стояли «КамАЗы», преграждая путь к правительственным зданиям, — они поджигают всю технику. Закидывают нас камнями.

— Штурм был как-то спровоцирован с вашей стороны?

— Нет. Они начали первыми. Они всегда атаковали первыми.

«Если бы у нас было оружие, то и финал был бы другим»

— Мы стояли в Мариинском парке. С нами были безоружные антимайдановцы, в том числе женщины и дети. Они понимали, что если бандеровцы прорвутся, то достанется всем. Уже в нас летели «коктейли Молотова», я два раза загорался, меня тушили. Мы оттеснили бандеровцев по Крепостному, кого успели — поймали, оформили. Потом пошли в сторону Майдана. На Институтской 80% тротуарной плитки уже не было: она лежала, сложенная в кучки, чтобы потом лететь в сотрудников милиции. Валы целые были этой плитки.

— Чем вы были вооружены?

— Мы не были вооружены. Мы были экипированы по плану «Волна». «Хвыля» по-украински. Это пресечение массовых беспорядков. Там предусмотрена такая экипировка: алюминиевые щитки на руки и ноги, бронежилет второго класса (пуля пробивает его насквозь), противогазы, резиновая палка, щит, газ, наручники, свето-шумовые гранаты, пластиковый шлем. Этот шлем разлетается после второго-третьего удара по голове. А на Майдане люди были в армейских касках. Если бы у нас было оружие, то и финал был бы другим.

— А у протестующих было оружие?

— Уже днем в Мариинском парке они применяли огнестрельное оружие. Но стреляли от бедра. И у нас многие были ранены в ноги. У одного нашего сотрудника были прострелены обе ноги. Он еще полчаса после этого с нами стоял, пока не заметил кровь. Думал, просто камнями попали по ногам. Другой был ранен в ногу из травматического оружия, третий получил ножевое ранение. Четвертому проломили каску. Человек 5–6 у нас были ранены еще днем. Вообще вооружены они были разнообразно: топоры, ножи, цепы, булавы.

«Пуля попала Андрею в сердце»

— Мы заняли позиции на Институтской, у арки, где часы с правой стороны. Там было три вала, три баррикады. Мы стояли как раз перед ними. Приехал громкоговоритель. Он говорил, что будет проводиться антитеррористическая акция, в связи с чем всех просят покинуть площадь. Это непрерывно транслировалось в течение 6 часов. И все эти 6 часов боевики готовились к встрече с нами. Посреди улицы быстро выложили стенку из камушков, закидали все колесами. Со сцены ведущий руководил всем этим «парадом»: указывал, куда поднести дровишки, куда камушки. Около восьми часов вечера мы получили команду заходить на Майдан, вытесняя людей. У нас была задача пробиться к сцене. Началась «зачистка» Майдана. Силовики наступали только с Институтской и улицы Грушевского, оставляя людям много путей отхода.

Приехали водометы, но пользы от них было мало. Только пожары немного затушили. А с Майдана по нам начала работать гидравлическая пушка. Через 15 минут ушел первый раненый сотрудник, еще через 15 — второй. Весь Крещатик уже пылал. Горело все: шины, палатки с имуществом — майдановцы все это специально подожгли. На Грушевского наши коллеги пробились и захватили Украинский дом. Там была их штаб-квартира и мастерская по изготовлению топоров, дубин, щитов и бронежилетов. До полуночи мы продвинулись максимум на 30–40 метров. К нам прилетали различные предметы, начиная с болтов, гаек, камней, зажигательных смесей и заканчивая пулями. В 11 часов убили моего товарища, Андрея Федюкина. Он стоял внутри строя, не впереди и не сзади. Пятая-шестая шеренга. И вдруг упал. Пуля попала ему в сердце. Оказалось, что он был убит пулей калибра 5,56 — это «натовский» стандарт, такие патроны используют, например, при стрельбе из американской винтовки М16. Подобный выстрел можно было сделать только сверху, из Дома профсоюзов, где находился штаб Майдана.

— Как вы были ранены?

— В 12 ночи прибежал наш командир, сообщил, что отбит Октябрьский дворец. Было решено наступать всеми силами с двух сторон. Вылетает водомет, мы бежим за ним. В нас летят салюты, взрывпакеты. Я перебегаю улицу, забегаю в облако едкого дыма, дышать невозможно. Противогаз уже не работал, я его просто выкинул. Раздается взрыв, я падаю. Встаю, смотрю на свою руку и вижу обнаженную кость. В это время у баррикад уже шел рукопашный бой.

Врачи сказали: «Езжайте к своим!»

— На этом для вас война закончилась?

— На самом деле все еще только начиналось. «Скорая» отвезла меня с еще одним сослуживцем в госпиталь МВД. А там не принимают: больница забита битком. Нас обманом доставили в обычную городскую больницу. Мы не хотели туда ехать: понимали, что там нас могут достать боевики. В перевязочной я увидел много тяжелораненых сотрудников МВД. При мне привезли парня из ГАИ. Он рассказал, что их экипаж остановили на дороге, всех положили на землю и в упор расстреляли. Двух его товарищей убили, а ему повезло: пули прошли по касательной. «Мирные протестующие» уже хлебнули крови и не могли остановиться. Ночью по городу началась охота на сотрудников милиции. Под утро к больнице подошли боевики: узнали, что туда свозят раненых. После этого всех, кто еще был в состоянии держаться на ногах, выписали. Без всяких лекарств, с одной бумажкой. Сказали: «Езжайте к своим!» Я стою в своей обгоревшей форме, вызываю такси. Таксист говорит: «Друг, я тебя не повезу. По городу ходит «Правый сектор», проверяет машины». Одна девушка мне помогла, вывезла к нашим.

— Какое ранение у вас было?

— Открытый суставной перелом. Плюс акустическая травма уха и химическое отравление. Я потом месяц кашлял. Бандеровцы брали колесо, набивали его различными химическими реактивами: селитра, сера, таблетки анальгина. Когда шину поджигали, она давала ядовитый дым. В нас даже банками с нашатырем стреляли. Обычная такая аптечная баночка. Противогаз работал не более часа, потом у него забивался фильтр.

В разговор вступает отец Всеволода, подполковник милиции в отставке Константин Орлов:

— Сын приехал в Крым в гражданке. Его форма сгорела. Уже Янукович сдулся, началось безвластие. А раненых разместили в гражданских больницах. Тогда я обратился к командующему Черноморского флота с просьбой обезопасить раненых бойцов «Беркута». Адмирал дал команду поместить их в госпиталь Черноморского флота в Севастополе. Некоторые до сих пор проходят лечение. Одного отправили в Москву: у него пуля застряла в легком. У другого нет 4 сантиметров кости на руке, у третьего дыра между безымянным и мизинцем, пальцы пришлось собирать на спицы.

Только в ночь с 18 на 19 февраля было ранено 28 бойцов крымского «Беркута», один погиб. Большинство ранений — огнестрельные. В Крым привезли мертвыми также двух офицеров внутренних войск. Еще здесь упорно говорят о семи гражданских, которые погибли во время нападения боевиков на автобусы с крымскими антимайдановцами. Такова цена, которую Крым заплатил за «мирный гражданский протест» в Киеве.

«За Перекопом наступила анархия»

— Как сгорел Дом профсоюзов? — спрашиваю у Всеволода.

— Сгорел он просто: боевики его сами подожгли изнутри, чтобы уничтожить улики. Я предполагаю, что у них там было что-то, что нужно было уничтожить. Там была лаборатория, в которой делали зажигательные смеси, кузня, в которой они варили себе броню. К тому же люди на Майдане иногда пропадали. Куда они девались? Дом профсоюзов был «режимным объектом», туда пускали только своих, по пропускам. Может быть, там и держали ненужных людишек в плену. Или пускали их в расход в подвале. Как-то туда попал беркутовец, у него была сломана нога, два ножевых ранения. Его потом без сознания выкинули за баррикады. Спасло его то, что его захват сняли журналисты. Иначе человек мог бы просто исчезнуть.

— Во время пожара в Доме профсоюзов были люди?

— Да. И сколько там трупов сгорело, никто никогда не узнает. До сих пор не дают цифры по без вести пропавшим. Для чего «Правый сектор» сразу после переворота захватил морг и крематорий в Киеве? Нету тела — нету дела. Милиция на Украине сейчас не работает. У людей забирают квартиры, отжимают бизнес. За Перекопом наступила анархия.

— Как оплачивались ваши киевские командировки?

— Мы получали обычную зарплату. Плюс командировочные, из которых сами платили за гостиницу и питание. Никаких доплат. У нас даже страховки не было.

— Вы стреляли по митингующим?

— Только из травматического оружия. Другого у нас не было. Плюс положенные по закону спецсредства. Приказ на командировку был — «охрана общественного порядка». Применяли свето-шумовые и газовые гранаты. Когда ты в маске и очках, эффект от газовой гранаты — все равно что дихлофосом пшикнуть на муху, которая сидит на стекле по другую сторону окна. А со свето-шумовыми вышла такая история. Как раз перед Новым годом они закончились. В Виннице есть завод «Форт», который производит спецсредства для милиции. Оттуда нам привезли гранаты, у которых специально уменьшили время замедления. Когда выдергиваешь чеку, граната сразу взрывается в твоих руках. Много людей от этого пострадало.

— Первые люди на Майдане были убиты охотничьими пулями. Можно ли стрелять ими из ваших карабинов?

Нет, они предназначены только для патронов несмертельного действия. При попытке выстрелить охотничьим патроном карабин разорвет у тебя в руках…

«Бойцы стояли до последнего. Вопрос: за что?»

Председатель правления Ассоциации ветеранов спецподразделения «Беркут» Владимир Крашевский держит в руках шеврон с обрывками камуфляжной униформы. Хищная птица на черном фоне. «Это шеврон моего погибшего в 1995 году друга, — говорит он. — Украинские флаги тогда с нашивок бойцы отпарывали вручную. Мы долго сопротивлялись внедрению символов украинской государственности. И в душе мы из России никогда не выходили. Вместо портретов Бандеры у нас висели портреты генерала Василия Маргелова и командира отряда спецназа «Витязь» Сергея Лысюка».

Крашевский ведет меня по бесконечным коридорам и переходам базы. База готова к обороне. На травке под весенним солнышком пятнистыми лягушками греются БТРы. В одной из комнат я вижу на стене портрет Путина. «Он висит здесь уже лет 15, — поясняет Владимир. — Как символ страны, о которой мы всегда помнили и в которую стремились вернуться. Хотя надежды на это уже не было».

Ох, не зря, думаю, киевские политики подозревали крымский «Беркут» во всех смертных грехах. Именно это подразделение стало главной мишенью в информационной войне.

— Обвинять бойцов спецназа в том, что они выполняли свои служебные обязанности, нелепо, — говорит Крашевский. — «Беркут» — это инструмент. Он может оказаться в хороших руках или плохих. Как снайперская винтовка. Если снайперская винтовка окажется в руках киллера и он из нее убьет человека, вы же не отдадите под суд винтовку? Смешно говорить, что наши сотрудники стояли за Януковича. Можно только обсуждать, насколько профессионально они действовали.

— Они действовали профессионально?

— Не всегда. Вы, наверное, смотрели видео, где какого-то человека буквально палками вбивают в асфальт. Непонятно, кто это, но видно, что он без оружия. Это говорит о полном непрофессионализме сотрудников. Об их морально-психологической неготовности принимать участие в локализации массовых беспорядков. Или видео с «голым казаком». Не важно, как он оказался голым. Но уже за то, что сотрудники с ним фотографировались, всю эту группу тоже стоило бы раздеть и перекинуть за баррикады. Это если по-мужски. Нельзя уподобляться противоположной стороне. Мотивом действий сотрудника не может быть, например, «месть за погибших друзей». Таких людей нельзя посылать на подобные задания.

— Чем объясняются такие инциденты?

— У «Беркута» никогда не было единого подготовительного центра и единого руководства. Каждый отряд подчинялся милицейскому руководству своей области. Уровень подготовки подразделений был разный. В Симферополе и Луганске ежегодно проводилась аттестация на право ношения краповых беретов. Мы знаем, что такое боевая обстановка и потери. А где-то «Беркут» был таким элитным ППС. На Майдане все вылезло. Сказалось и предательство в высшем руководстве МВД, СБУ, органов разведки. Информация полностью сливалась. Фамилии, данные, бабушки, дедушки, что ты ел на обед. Люди не успели получить задание, как уже о нем знали на другой стороне.

— Порой действия силовиков поражали своей нелепостью. Неужели зачистка Майдана представляла собой неразрешимую задачу?

— Это можно было сделать очень быстро. Профессионалы понимают: если подобное сборище сразу не разогнать, то через две недели там появятся «коктейли Молотова», еще через две — оружие. Но не было политической воли. «Беркут» сидел без связи, без единого координационного центра. После первого же «коктейля Молотова» по закону о милиции можно было применять табельное оружие. Статья 15, пункт 3. Но команду не отдавали. «Стойте». «Горят? — Стойте». Уже ботинки у многих сгорели, пальцы торчали. Люди с ожогами, с ранениями. Пушечное мясо. И ведь до последнего стояли. Вопрос: за что?

— Беркутовцев в чем только ни обвиняли: что людей вывозят в лес, убивают, пытают… Подобное могло иметь место?

— Все знают, какой отбор ведется в спецподразделения. Психически неуравновешенных там нет. Они не пройдут тесты. И вдруг все ни с того ни с сего озверели. Сотни раз разгоняли митинги, никого не убили. А тут озверели. Нужен был образ врага, и на эту роль был назначен «Беркут». Нарушения с нашей стороны, конечно, были. Но отвечать должен и тот конкретный сотрудник, который превысил полномочия, и тот демонстрант, который бросил в него «коктейль Молотова». Он хотел заживо сжечь человека. На Западе полицейский его бы за это просто пристрелил без всяких угрызений совести.

«Снайперы на Майдане не имеют отношения к силовикам»

— У ваших людей было оружие?

— Крымский отряд выезжал без оружия и вернулся без оружия. Запретили даже пистолеты брать офицерам.

— Какие подразделения, кроме «Беркута» и внутренних войск, были задействованы в Киеве на стороне власти?

— На конечном этапе, когда была объявлена контртеррористическая операция, был задействован спецназ внутренних войск «Омега» и Центр специальных операций «А» СБ Украины.

— Снайперы у них были?

— Конечно. Снайперы есть и в «Альфе», и в «Омеге». Но имеются записи переговоров, оружие никто не прячет. Оно в оружейных комнатах. Можно провести баллистическую экспертизу. Каждая единица оружия отстреляна и закреплена за конкретным человеком. Установить, были ли демонстранты убиты из этих стволов, легко. Только желания нет у новой власти. Потому что будет доказано, что снайперы, работавшие на Майдане, к силовикам отношения не имеют. В мире много профессиональных стрелков, которые будут работать за хорошие деньги. Кстати, в Украине серьезную снайперскую винтовку можно купить по охотничьему билету.

— То есть вы уверены, что кровь «небесной сотни» не на команде Януковича?

— Уверен.

— Как вы тогда прокомментируете видео с отстреливающимися бойцами, на котором четко виден лежащий снайпер?

— Снайпер из «Омеги», а бойцы с желтыми повязками в черной униформе — это бойцы смешанного отряда киевского «Беркута» (рота специального назначения) и «Омеги». Но эта группа просто физически не могла стрелять в тех людей, которые со щитами поднимались по Институтской. В основном они были убиты выстрелами сзади или сбоку, с позиций, где силовиков не было вообще. Под ноги, в трех метрах от людей, силовики стреляли, но на поражение — нет.

— Утверждали, что 20 февраля первыми жертвами снайперов стали бойцы «Беркута». Это так?

— Снайперы работали по «Беркуту» и бойцам ВВ однозначно. Более того, в сотрудников и майдановцев стреляли одинаковыми пулями. Это подтвердила экспертиза в Киеве. Однако новое правительство не заинтересовано в оглашении ее результатов.

«Яроша сопровождали офицеры СБУ»

— Существовали ли в Крыму ячейки ультранационалистов?

— Да. Я даже знаю конкретно, где и кто их возглавлял. Знают это прекрасно и оперативники СБУ. К примеру, Дмитрий Ярош, тогда никому еще не известный, бывал у нас в горах, привозил сюда по сто человек. И по горам их водили — знаете кто? Офицеры СБУ. Разумеется, по распоряжению своего киевского начальства.

— Странными делами занималось ваше СБУ.

— При Кучме они в Крыму работали в основном по ваххабитам и всевозможным радикальным течениям среди татар. Пришел Ющенко — все, работаем только против России. Благодаря Ющенко в Крыму сегодня благополучно здравствует запрещенная везде радикальная группировка Хизб ут-Тахрир. Началась героизация фашистских прихвостней. Самое страшное, что эта работа происходила на уровне первых лиц государства и СБУ. Там был создан специальный отдел, который занимался уничтожением или чисткой архивных документов, касающихся преступлений ОУН-УПА. Параллельно были напечатаны десятки псевдоисторических книг, которые восхваляли бандеровцев и вояк дивизии СС «Галичина». Выставки проводились, встречи с выжившими «героями». Кстати, за счет бюджета.

— Как крымский «Беркут» выбрался из Киева?

— На беркутят и бойцов ВВ была объявлена охота. На всех дорогах были блокпосты из покрышек протяженностью до 800 метров, люди стояли с оружием. В Умани сожгли автобусы с крымскими антимайдановцами, несколько человек убили. Потом обстреляли севастопольскую «Альфу». Поэтому за нашим бортом выслали группу прикрытия из роты спецназначения. Людей нафаршировали по полной, как в Чечню. Группа прибыла в санаторий под Киевом, место базирования крымского отряда, и туда сразу заявились депутаты от партии УДАР. Говорят: вот список ваших фамилий, список оружия, номер борта, на котором вы прилетели. Мы вам делаем коридор, и вы быстро отсюда валите. Но ушли только на следующий день по команде.

— С каким настроением возвращались домой?

— Мы знали, что в Крыму народ за нас. А вот другим было хуже. Когда домой возвращался автобус со львовским «Беркутом», им по телефону сообщили, что их базу сожгли дотла и два сотрудника там погибли. Один парень тогда попросил остановить автобус. Думали, хочет покурить. Но он вышел на встречку и покончил с собой, бросившись под проходящую машину.

— Как погибли бойцы на львовской базе?

— Их застрелили и сожгли. И сейчас мы видим «продолжение банкета» в Харькове, Донецке, Луганске. Понятно, что то же самое было бы и здесь. Мы ждали штурма со стороны боевиков «Правого сектора» и радикально настроенных крымских татар. Конечно, так просто мы бы не сдались. У нас 4 БТР-80 с полным вооружением и боекомплектом, автоматическое оружие, гранаты… Базу укрепили мешками с песком. Очень много ветеранов спецназа к нам тогда приехало, охотники со своим оружием, обычные граждане. Они обеспечивали контроль внешнего периметра базы, так как мы не могли этого делать в связи с ликвидацией. Все мы готовы были идти до конца.

— Вы бы сопротивлялись?

— Вряд ли база стала бы второй Брестской крепостью, но взять нас голыми руками было бы очень проблематично.


 
Вернуться      Вверх страницы

Поделиться:




 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

 
 
  • Российское фэнтези — увлекательно и необычно
  • Славянск: этой ночью на окраине города закапывают наемников и боевиков нацгвардии
  • ОБРАЩЕНИЕ ДНР К РУССКОМУ НАРОДУ, КО ВСЕЙ СЛАВЯНСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ.
  • Помни, бандит, про 9 Мая!
  • Тысячи одесситов прошли маршем по улицам, чтобы почтить память правоохранителей, погибших на Майдане в Киеве
  • Царев возглавил «Юго-восточное сопротивление»
  • Снайперов на Майдане наняла партия Саакашвили
  • Бывший глава СБУ: на Украине началась зачистка радикалов
  • Пророческий Киплинг
  • Экс-глава СБУ назвал тех, кто организовал бойню на Майдане
  • Партизанский отряд с предателем
  • Под Корсунем экстремисты убивали крымчан
  • В антитеррористической операции могут быть задействованы военнослужащие – Минобороны
  • «У власти есть силы, чтобы навести порядок»
  • Глава МВД: В Доме профсоюзов и КГГА накапливается огнестрельное оружие
  • В США большинство католиков считают, что человек имеет право на самоубийство
  • В Литературном музее — выставка икон современных мастеров
  • 30% родителей школьников выбрали для изучения основы православной культуры
  • Пришла PIPA-SOPA. Будет ли интернет зоной тотального контроля?
  • ВОЗ признала любовь психическим заболеванием
  • Россия перед вторым пришествием
  •  
     
    Комментарии (0)  Распечатать
     
     

    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
    Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Комментарии:

    Оставить комментарий

       
    Ноябрь 2017 (1)
    Октябрь 2017 (5)
    Сентябрь 2017 (5)
    Август 2017 (6)
    Июль 2017 (17)
    Июнь 2017 (14)

       
    «    Ноябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    27282930 

       


    Крестный ход под звездой Богородицы (2008г.)



    МЕЖДУНАРОДНЫЙ КРЕСТНЫЙ ХОД (2009г.)

    Loading...
       
    Достаточно ли программ, посвященных религиозной проблематике, на ТВ и радио?

    Нет
    Да
    Затрудняюсь ответить

       
    Главная страница | RSS | Контакты